Программа беззащитности свидетеля. Перед абсурдом

Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству

В минувший понедельник я была вызвана в Новгородский районный суд в качестве свидетеля; рассматривалось дело об оспаривании действий и решений, нарушающих права, сторонами по которому выступали Ян С.В. (истец) и Новгородская областная Федерация профсоюзов (ответчик). Перед дверями кабинета 56, где проходило заседание, яблоку было некуда упасть - столько собралось желающих принять участие в этом разбирательстве. А суть спора, настолько я поняла, состояла в следующем: в сентябре прошлого года, сразу после выборов в гордуму, исполком НОФП на внеочередном заседании (на котором, по-видимому, присутствовали не все члены исполкома, поскольку некоторые даже не знали об этом сборище) действия председателя областной организации Росхимпрофсоюза С.В.Яна были оценены как - цитата - "подрывающие авторитет, имидж профсоюзов, не способствующие укреплению и единству профсоюзного движения, носящие деструктивный, раскольнический характер в профсоюзный рядах". Судя по всему, исполкомом НОФП было вынесено соответствующее решение, которое и оспаривает истец, поскольку считает, что его действия противозаконного, а тем более деструктивного характера не носили.

Следует отметить несколько характерных моментов: во-первых, текст с информацией об "осуждении" С.В. Яна профсоюзниками был растиражирован в ряде новгородских СМИ ("Ваши новости", "53 новости"), несмотря на то, что инфоповод, мягко говоря, высосан из пальца и не представляет из себя ничего интересного. Новгородцы к подобным "скандалам, интригам, расследованиям" относятся, будем честны, весьма прохладно; тем более, что реальных оснований для далеко идущих выводов о "неподобающем" поведении С.В. Яна Новгородская областная Федерация профсоюзов не представила.

Во-вторых, накануне выборов в регион приезжал Александр Шершуков, секретарь Федерации независимых профсоюзов России, вполне однозначно высказавшийся в интервью (а еще ранее - в своей статье) о прибавках к пенсии административного персонала НОФП в размере от 3 до 10 тысяч рублей, которые протащили Федосов и его братия. Как же себя-любимых без повышенной пенсии оставить? Тем более, возраст уже подходит. Александр Шершуков крайне скептично отозвался о сомнительных инициативах в области пенсионного обеспечения:

"Еще раз повторю: не являясь юристом или сыном юриста, я не могу досконально оценить юридическую чистоту принятого положения. Возможно, с юридической стороны дела все обстоит безукоризненно. Однако, на мой взгляд, этика здесь серьезно пострадала. На днях, общаясь с несколькими председателями профкомов, спросил их мнение - не называя региона. Взрослые, серьезные и трезвые люди начали анализировать ситуацию в крайне жестких выражениях…"

Статья была перепечатана в Новой Новгородской Газете Сергеем Брутманом, которого ответчики теперь подозревают в том, что он это сделал по заказу Яна. Тот факт, что многим не по душе пришлись профсоюзные задумки с пенсиями, и именно это вызвало последующие перепечатки в прессе, почему-то не берется в расчет стороной ответчика - так что, я не удивлюсь, если и Сергею Израилевичу придется побывать свидетелем на процессе, доказывая, что он не осел денег за публикации не брал и по чьим-либо заказам не работал. И вот, после всех описанных событий, последовал "ассиметричный" ответ - Федосов сотоварищи зарядили из пушки по воробьям. В свою очередь, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: в новгородских интернет-СМИ пустые и скучнейшие заметки про вашего мальчика якобы ненадлежащее поведение С.В.Яна были опубликованы как раз таки за звонкую монету - как бы то ни было, кушать всем хочется, а деньги лишними не бывают. А разве мало денег удалось заработать господину Федосову на пляжном шалмане, чья сомнительная с точки зрения законности установка бередила умы новгородцев в течение первых летних месяцев? Думаю, что на оплату статей о С.В. Яне полученного должно было хватить, даже с учетом внушительного штрафа - хотя непогрешимый образ профсоюзного бонзы лишился былого глянца.

Наконец, в третьих, символична дата внеочередного заседания, на котором рассматривался вопрос об С.В. Яне - не август, не первая декада сентября, а именно 11 число, когда прошли выборы в городскую Думу (Сергей Ян как председатель партии "Союз труда" возглавлял список), и стали известны их результаты. Логику понять несложно, и в этой связи остается только удивляться осторожности, необыкновенной прозорливости повидавшего виды бюрократа: до выборов вынесение таких решений категорически нежелательно, чтобы, в случае победы "Союза труда", потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Ну, а поскольку результаты выборов оказались предсказуемыми, а "Союз труда" не победил, то дали отмашку - мол, "мели, Емеля, твоя неделя".

В чем же крамольном уличила С.В. Яна НОФП? Какую пакость он содеял? Давайте поглядим:

- Так, ведя предвыборную кампанию партии «Союз труда», Сергей Васильевич не согласовывал с коллегиальным органом различные действия, - заявили в НОФП. - Например, на информационном портале «Ваши новости» в публикациях партии был использован логотип НОФП без разрешения федерации. На агитационной листовке кандидата в депутаты от партии «Союз труда» была размещена фотография одного из председателей членской организации НОФП без его согласия. Кроме того, имеют место быть и другие неоднократные игнорирования решений коллегиального органа по другим вопросам профсоюзной деятельности.

О "других неоднократных игнорированиях" мне сказать нечего. Чужая голова - потемки, а какие ветра навылет продувают черепные коробки профсоюзных деятелей, мне и тем паче неведомо. О публикациях в "Ваших новостях" логотипа НОФП мне также ничего не известно (кстати, а где написано, что партия профсоюзов, каковой является "Союз труда", не может использовать этот логотип?).

Скажу лишь, что я таковой логотип не использовала, моя агитация как кандидата от партии "Союз труда" также логотипа НОФП не содержала, а за других я не отвечаю - хотя С.В. Ян, насколько я могу судить, также никаких публикаций с этим логотипом "Вашим новостям" не предоставлял. Что касается фотографии некоего председателя, якобы размещенной на моей листовке, то именно на сей счет мне пришлось объясняться в судебном заседании. Но - обо всем по порядку.

...Долго, часа полтора, сидела я в коридоре Новгородского районного суда - ждала своей очереди. Наконец, вызвали в зал заседания. Представилась, расписалась об ответственности за дачу заведомо ложных показаний - все чин чином. Сначала задавал вопросы С.В. Ян - и я только тогда узнала, что подразумевали федосовские приспешники под "размещением фотографии без согласия".

Вот она, фотография (я ее когда-то уже публиковала на своем блоге, как раз после первомайского шествия):

Оказывается, фотография, сделанная мною при помощи собственного фотоаппарата, в ходе публичного мероприятия, на которую у меня есть исключительные права и которую я могу разместить не только на своей агитационной листовке, но и даже у себя на лбу, может породить у кого-то ложные подозрения в противозаконности ее использования! Уму непостижимо! Неужели толкование статьи 152.1 ГК РФ, где ясно говорится об исключениях, когда НЕ ТРЕБУЕТСЯ согласия гражданина на обнародование и использование фото, настолько сложно и неподъемно для некоторых деятелей, которые вроде бы должны обладать элементарным умением читать и понимать тексты федеральных законов?! Кроме того, на размещенном выше фото видно, что ни профсоюзный плакат, на котором мелким голубеньким шрифтом написано: "Профсоюз - твоя опора и защита", ни лицо этой женщины не есть основные объекты использования, а является таковым фиолетовый плакат с надписью - "На ветеранах труда экономить стыдно", который и служит центральным объектом композиции. Именно этот плакат, увиденный в толпе, я и хотела запечатлеть, поскольку написанное на нем полностью совпадает с моим негативным отношением к новой редакции областного закона о ветеранах. Его же я поместила на свою предвыборную листовку, чтобы это отношение показать. Аналогичное я рассказала и на суде - однако, это не избавило меня от вопросов со стороны ответчика, повернутых и так, и этак (воспроизвожу близко к сказанному):

Представитель ответчика: - Вы своей листовкой хотели сформировать общественное мнение и информировать избирателя?

Я: - Да.

Представитель ответчика: - А зачем вы поместили на листовку профсоюзный плакат?

Я: - А там разве написано, что это профсоюзный плакат?

Представитель ответчика: - Ну как же, вот написано: "Профсоюз - твоя опора и защита".

Я: - Я не про этот плакат, а про другой - "На ветеранах экономить стыдно". Я его хотела запечатлеть. А то, что туда еще какие-то плакаты попали - так ведь публичное мероприятие. Профсоюзный плакат почти не разглядеть, он очень мелким шрифтом написан:

[Попробуйте разглядеть текст "профсоюзного" плаката. Хорошо видно? (сплошь риторические вопросы)]

Представитель ответчика: - Так вы нам предлагаете лупу брать и разглядывать?

Я: - Ну, вы можете зайти на мой блог, там есть большое фото. Поскольку все права на фотографию принадлежат мне, то я ее и в блоге тоже разместила.

Представитель ответчика: - Если присмотреться, то мы видим, что рядом с членом профсоюза идет мужчина, на его лице тень, а на лице женщины-члена профсоюза - блик. Почему?

Я: - Солнце так ложится потому что. Вы думаете, я подвергала изображение фотошопу? Я этого не делала, мне оно незачем.

Вот ведь, оказывается - даже в том, как ложатся солнечные лучи, есть степень моей ответственности! Скоро, ей-Б-гу, на улицу будет выйти нельзя, шагу невозможно будет ступить, чтобы не оказаться в чем-то виноватой. Дальнейший диалог с ответчиком отличался не меньшей фееричностью - так, они спросили, кто пригласил меня на первомайское шествие (как будто туда нельзя было прийти без приглашения), и почему я фотографировала именно эту конкретную колонну, в которой был дискутируемый плакат, а не, например, колонну "Единой России"? Я не вполне поняла, какое отношение эти вопросы имеют к существу спора - но, тем не менее, честно на них ответила: никто меня не приводил, сама пришла, а колонны фотографировала те, которые видела. Колонну ЕдРа, откровенно говоря, не видела - теперь думаю, что в следующий раз обязательно надо ее найти и запечатлеть, от греха подальше. В свою очередь, как уже отмечала выше, вопрос о критериях выбора конкретной фотографии на листовку был задан раз пять, в разных вариациях - пока уже судье Габидулиной это не надоело, и она не пресекла бессмысленные попытки услышать уже озвученное:

- Она же сказала - потому что плакат о ветеранах на фото соответствует ее убеждениям! Еще раз, спрашивает суд - почему вы взяли на листовку именно эту фотографию?

- Потому что плакат на ней отображает мои убеждения.

- Все!

Также выяснилось, что некий проказник кинул эту листовку, которую я распространяла исключительно в рамках своего округа (Торговая сторона: улицы Парковая, Хутынская, часть Московской) в ящик профсоюзной активистки, которая случайно попала на фото и этим фактом возмутилась - а живет эта активистка, не поверите, в Западном районе! В ящик ей мою листовку, распространяемую по второму избирательному округу, бросили, ага. Ай-ай-ай, как нехорошо лукавить, как некрасиво сочинять!

Финалом околофотографического абсурда стал следующий незабываемый диалог (опять же, привожу не дословно, но с сохранением смысла):

Представитель ответчика:- Так кто, по-вашему, должен нести ответственность за этот плакат, если вы его делали, никого не поставив в известность, и делали, как мы поняли, самостоятельно?

Я: - Ну...я, наверное. А в чем ответственность должна выражаться? И за что ответственность? За то, что на свой плакат я поместила свои фотографии?

Представитель ответчика: - Я вам тут вопросы задаю, а не вы мне.

По ходу дела, скоро за посещение сортира ответственность введут - как же, это ведь может испортить моральный облик "строителя коммунизма". Начинаю ждать иска в суд, радуясь, что все-таки смогла снять мифическую "ответственность" с человека, который не имел никакого отношения ни к моей листовке, ни к моим фотографиям - с С.В. Яна. Это напомнило мне недавнюю историю с экспертизой аватара, на котором были изображены розовые пони - наличествует сходная степень абсурда.

Но это еще цветочки. Больше всего меня поразили вопросы со стороны ответчика, касающиеся моего прошлого, каким бы оно ни было. Я не вступала ни в какие профсоюзы, и члены профсоюзов не обращались ко мне лично с вопросами о моей некогда бывшей судимости, однако почему-то с таким вопросом не преминул обратиться ко мне - свидетелю - представитель ответчика по делу об оспаривании действий и решений, нарушающих права. Я пребывала в недоумении - а какое отношение моя судимость по политической статье имеет к предмету настоящего спора с участием Яна и НОФП? Спросила у судьи - отвечать ли мне на данный вопрос? Судья пожала плечами - мол, дело ваше. Тогда я сказала, что когда-то была судима; являюсь, по факту, политически репрессированной, осуждена за стихи собственного сочинения, размещенные в своем интернет-дневнике; никого не убила, ничего не украла; а если члены профсоюза возмущаются этим фактом, то пускай они обращаются ко мне, я им все разъясню. Пока еще никто не обратился.

Хочу заметить, что, в принципе, свидетель может быть патентованным уркой, но этот факт не должен оказывать никакого влияния на исход дела, ведь и спор-то идет совсем о другом: о законности решения НОФП в отношении С.В. Яна. Свидетель Савельева может по утрам пить галлонами кровь христианских младенцев, а по вечерам наслаждаться операми Вагнера, салютуя на портрет известного австрийского художника - но какое до того дело суду и сторонам?

Дальнейшие вопросы были того же пошиба - фигурировала ли я в неком экстремистском ролике, который был слит неизвестными личностями в Сеть и который некто продемонстрировал на одном из профсоюзных сборищ; подавали ли в отношении меня заявление о подкупе избирателей и так далее...Со стороны истца прозвучал резонный вопрос - когда на одном из профсоюзных сборищ крутили упомянутый ролик с моим изображением, спрашивали ли у меня на то согласие? Естественно, никакого согласия у меня никто не спрашивал, а правоохранители, хочется надеяться, дадут надлежащую оценку действиям тех, кто демонстрирует предположительно экстремистские ролики на официальных мероприятиях.

Представляется странным, почему Федосов и компания не осведомились, были ли у меня судимы бабушки\дедушки и прочая родня до десятого колена (ведь это так важно в контексте конкретного дела!) и какие темные силы, злобно гнетущие профсоюзных активистов, заставили ООО "Концепция КФ" организовать в недалеком прошлом пивной шалман на пляже...Следующее заседание по этому делу состоится 6 февраля и, я полагаю, порадует нас очередными правовыми изысками.