Новрайсуд назначил Александру Кирбаю не 7, как просила сторона обвинения, а 5 лет лишения свободы. По одному из преступлений учредитель ООО «РИТЕК» оправдан с правом на реабилитацию

Сегодня в Новгородском районном суде завершилось рассмотрение многострадального и многотрудного уголовного дела в отношении учредителя ООО «РИТЕК» Александра Кирбая. И завершилось неожиданно…

Судебный процесс продолжался почти год. За это время многое изменилось: Кирбая даже выпустили из-под ареста, ограничив меру пресечения домашним арестом.

А задержали учредителя ООО «РИТЕК», как многие помнят, ещё 8 августа 2017-го года. Задержали эффектно: в здании прокуратуры области, куда Кирбай, наряду с руководителями иных предприятий, имеющих долги по заработной плате, был вызван для участия в работе межведомственной группы по противодействию правонарушениям и преступлениям в социальной и экономической сферах. В присутствии губернатора Новгородской области Андрея Никитина.

Тогда же было объявлено, что в отношении учредителя ООО «Ритек» возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ – полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы.

Но «за зарплату» - не «сажают»: ч. 2 ст. 145.1 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести – преступление сугубо экономическое, а на самых верхних этажах российской государственности, вроде как, внедряется в умы масс мысль о том, что до приговора суда предпринимателей арестовывать очень нежелательно.

Вскоре после громкого задержания общественность, однако, проинформировали, что дело тут не только в зарплате: Кирбаю вменяется ещё и ч. 4 ст. 159 УК РФ мошенничество в особо крупном размере. А срок лишения свободы там – до 10 лет, и арест человека, которому «светит» так много, никого не должен удивлять.

Следственный орган полагал, что Кирбай, «пользуясь служебным положением, путём обмана и злоупотребления доверием, посредством использования доверительных отношений с сотрудниками ПАО «Сбербанк», обусловленных длительным периодом успешного сотрудничества ООО «РИТЕК» с банком», взяв кредит, похитил принадлежащие банку 254 миллиона 500 тысяч рублей

Кроме того, в начальный период Кирбай обвинялся и по ч. 1 ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита).

Впоследствии, однако, с делом произошли очень серьёзные метаморфозы, главная из которых заключается в том, что уголовное преследование Кирбая по «распиаренной» статье о невыплате заработной платы было прекращено.

На финишную (то есть – судебную) прямую дело вышло с такими результатами: Кирбай обвинялся всё по той же ч. 4 ст. 159 УК РФ, а «незаконное получение кредита» переродилось в «неправомерные действия при банкротстве» - ч. 1 ст. 195 УК РФ.

На протяжении судебного процесса обвиняемый и его адвокат Константин Пакин пытались доказать, что под «мошенничеством» следственный орган разумеет финансовый спор между юридическими лицами: ООО «РИТЕК» и ПАО «Сбербанк», который не выходит за рамки предпринимательства. Настаивали на том, что здесь – экономика и ничего более.

Тем не менее сторона обвинения и на этапе прениях «осталась при своих», утверждая, что виновность Кирбая по обоим статьям полностью доказана и предлагала суду назначить обвиняемому 7 лет лишения свободы.

В тех же прениях адвокат Пакин просил оправдать своего доверителя по обоим пунктам обвинения.

Приговор Новгородского районного суда стал в некотором смысле компромиссом. Взвесив позиции сторон, судья Светлана Вихрова оправдала Кирбая по ч. 1 ст. 195 УК РФ. А ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере) переквалифицировала на ч. 7 ст. 159 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности в особо крупном размере).

Итог: 5 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Так или иначе, но Кирбая вновь взяли под стражу в зале суда.

Вероятно, приговор ещё будет обжалован сторонами в апелляционном порядке.

Пока же нельзя не отметить следующее: из назначенного судом срока Кирбай уже отбыл значительную его часть, ибо с августа 2017-го прошло почти 2 года, а ныне один день содержания в СИЗО приравнивается к полутора дням содержания в колонии общего режима.

Второе: поскольку сегодняшнее оправдание Кирбая по одной из статей опять же предусматривает право на реабилитацию, вероятно, что в недалёком будущем Кирбай реализует-таки это право.

И третье. Как подчеркнул адвокат Пакин, переквалификация мошенничества означает лишь то, что преступление, за которое осуждён его доверитель, имело-таки характер не общеуголовного, а экономического. О чём не раз заявляла сторона защиты при решении вопроса о мере пресечения. А следствие стояло на том, что преступление – без всяких поправок «на бизнес». В итоге, получилось, ближе к истине был всё же адвокат.

Продолжение, однако, следует…

Этот материал мы иллюстрируем всё той же фотографией, запечатлевшей момент ареста Кирбая, когда он пришёл на «межведомственную группу» в прокуратуру. Свою актуальность она ничуть не потеряла.