Вновь я посетил... Дом мировой юстиции. И снова убедился в том, что тамошние приставы живут по «Правилам», противоречащим Федеральному закону. А ещё умеют играть в прятки...

Приговор по делу бывшего вице-мэра Новгорода Александра Васильева (о нём – здесь) – событие далеко не рядовое, что и вызвало необходимость явления в Дом мировой юстиции, где рассматривалось его дело. 

С Домом связаны у меня не самые благие ассоциации (о чём здесь, здесь и здесь), по сей день мы ждём от руководителя регионального УФССП Татьяны Безызвестных (на фото) комментарий на тему.

Но — явился. На «вахте» судебных приставов стоял совсем другой человек - с лицом куда более осмысленным и одухотворённым, чем в то историческое посещение.

Тем не менее, учёный предыдущим опытом, я был на изготовке. Пристав спросил, нет ли у меня с собой огнестрельного оружия? («Нет», – честно сказал я). Нет ли у меня с собой ножа? («Нет», – честно сказал я). Проверяя портфель, зачем-то потребовал открыть очошник. Открыл. Почему бы не порадовать?!

Потом пристав задал совершенно лишний, по моему убеждению, вопрос:

— На какой участок идёте?

— На 31-ый, – ответил я. И, будучи уверен, что подобные вопросы не входят в его компетенцию, добавил. – Хотя это вас интересовать не должно...

— Что-о-о-о?.. – не понял пристав. – У нас написано...

И вновь кивнул на выцветший манускрипт под глубокомысленным названием «Правила организации пропускного режима и поведения граждан в здании «Дом мировой юстиции», коему была посвящена отдельная статья (она — здесь).

И тут я вновь обратил внимание на то, что, задумай пожаловаться на это должностное лицо, я не смогу этого сделать: жетон с номером опять оказался надёжно спрятан под бронежилетом, спасающим мирных приставов от меня и мне подобных.

— Почему, – говорю, – у вас жетон закрыт бронежилетом? Почему – спрятан?

— Не спрятан, – говорит, – вот он... Могу подвинуть.

И подвинул – поправил бронежилет. Теперь стало возможно разглядеть номер.

– Вот, – говорю, – так лучше!

Но у меня – плохое зрение. Чтобы разобрать номер, мне нужны очки.

Тем временем пристав тихо удалился в служебное помещение. Спрятался! Сколько я успел заметить, номер опять юркнул под бронежилет.

— Уважаемый, – говорю чуть позже, водрузив-таки очки на переносицу, – а можно я всё-таки ещё раз посмотрю номер? Запишу!

И тут уважаемый говорит:

— Нет! Я вам его уже показывал!

Ну, да, немая сцена: потому что уважаемый должен не «показывать» номер по просьбе трудящихся, а сделать так, чтобы он всегда был в обозримом пространстве — на виду! И не моя проблема, как он сможет этого добиться: пусть хоть бронежилет кромсает, но так — должно быть! Это не прихоть, это норма закона!

Так и не показал! А когда я услышал от уважаемого: «Так вы идёте или нет?», понял, что ещё чуть-чуть, и уважаемый изречёт очень популярное, наизусть заученное в этой среде: «Или я протокол составлю!».

В общем, без дальнейших пререканий я ушёл на процесс по делу Васильева.

А когда оглашение приговора было завершено, вновь приник к манускрипту под глубокомысленным названием «Правила организации пропускного режима...», желая разобраться, это инициатива самого пристава, выспрашивать, куда именно я иду, или всё-таки — очередной изыск того тайного гражданина, который составлял «Правила», рвущиеся в бой с Федеральным законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ»?

Так вот, п. 4.21 этого кладезя мудрости – новаторских (или наоборот?) «Правил» таки гласит:

 «Посетитель обязан: при входе в здание суда сообщить судебному приставу о цели своего пребывания».

Ну, да! Написано! Только покажите мне, Бога ради, не ведомственный подзаконный акт, а Федеральный закон, который содержит такую норму!

Ещё раз повторяю: Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации деятельности судов в Российской Федерации» говорит (п. 1 ст. 12):

«Граждане (физические лица), в том числе представители организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, имеют право присутствовать в открытом судебном заседании».

И не говорит о том, что посетитель должен отчитываться перед приставами о цели своего прибытия! Смысл их существования (если таковой всё-таки есть) – находить и изымать пистолеты, коктейли Молотова, бомбы... О, Боже, о чём это я?

Ну, давайте же руководствоваться законами, а не выцветшими манускриптами, которые давно следует проверить на соответствие федеральному законодательству!

Справедливости ради не могу не сказать: сегодняшний пристав всё-таки не хватал меня за куртку, не грубил, не хамил... Только прятался в подсобном помещении. И - прятал.

Хочется надеяться, что в ближайшее время у меня нет пути в этот край непуганых, в этот Дом, словно бы живущий вне времени и понятия «транспарентность»: никаких громких дел там не ожидается. Но другие-то люди вынуждены посещать этот Дом каждодневно. За них радею!

Если уважаемая руководитель регионального УФССП Татьяна Безызвестных снизойдёт и до проверки этого факта, хочу сообщить, что молодой человек, которого я так и не смог идентифицировать благодаря пряткам, стоял на «вахте» Дома мировой юстиции сегодня, 16 мая, примерно в 8.45 утра.

Удачи!

А рассмотрение дела Васильева, кстати, за истекший период переместилось с 31-го на 36-ой участок. Так или иначе, но, получается, пристава я обманул. И не был за это наказан! Так зачем, повторю, дежурные, ненужные вопросы?

Фото с официального сайта Управления федеральной службы судебных приставов по Новгородской области