Молчание Татьяны Безызвестных... Вопреки нормам закона региональное УФССП продолжает игнорировать «Ваши новости». Теперь обращаемся в прокуратуру и следственное управление

Уже целый месяц портрет руководителя регионального УФССП Татьяны Безызвестных украшает главную страницу нашего сайта (рубрика «Авторские колонки»). Лицо, безусловно, симпатичное, фотогеничное, располагающее. Но «висит» оно на нашем сайте не только из соображений эстетики.

«Привязано» это фото к очень сомнительному с точки зрения «несения службы» представителями УФССП сюжету, положенному в основу статьи с достаточно длинным, но вполне точным названием: «Имеет ли пристав право хватать человека за куртку? Не называть свою фамилию? Прятать жетон под бронежилетом?.. И ещё несколько слов о Ярцевой».

В основе же статьи – хамские, унизительные, с точки зрения автора, «действия» одного из сотрудников УФССП, несущего вахту в новгородском Доме мировой юстиции, которые выразились, во-первых, в его отказе пропустить меня в Дом по удостоверению журналиста (хотя в Правилах организации пропускного режима, в которые, простите, он меня «тыкал», значится, что один из документов, дающий право прохода в недра правосудия – «служебное удостоверение, выданное соответствующим органом»). А во-вторых, в применении физической силы (насилия — в моём понимании).

Как именно это выглядело, позволю себе повториться:  

«И в этот самый момент этот «молоденький-молоденький» совсем не по-детски, очень даже по-хамски хватает меня сзади за куртку. За плечо цапает! Со всей, простите меня, дури!

Вообще — отвратительно. А если с поправкой на возраст, так вдвойне!

Вот честно, к такому обращению я не привык и привыкать не собираюсь. И слышу я слова схватившего:

— Куд-д-да? Это служебное помещение!

Да?

Но, простите, откуда я могу знать, что туда нельзя и это — служебное помещение, если дверь комнаты открыта нараспашку, и нет никакого объявления, что «посторонним вход воспрещён».

Я, повторю, всего лишь делаю шаг в распахнутую дверь, а меня за это хватают за куртку — как щенка шкодливого. И — кто? Молоденький-молоденький...».

Публикуя статью 15 апреля, мы указали, что «просим считать эту публикацию официальным заявлением о проверке фактов», адресованным руководителю регионального УФССП Татьяне Безызвестных.

Никакого ответа редакция не получила по сей день.

*   *   *

А теперь обратимся к некоторым нормам, регламентирующим взаимоотношения СМИ и органов исполнительной власти (а ФССП — один из таковых).

Есть, во-первых, Указ Президента РФ «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы», который устанавливает, что руководители соответствующих органов обязаны «рассматривать не позднее трёх дней сообщения, опубликованные в средствах массовой информации (…) о нарушениях подчинёнными должностными лицами федеральных законов (...), о неисполнении или ненадлежащем исполнении указанными государственными служащими федеральных законов».

Это – во-первых.

А во-вторых, «не позднее двух недель с момента опубликования направлять в соответствующие средства массовой информации материалы рассмотрения сообщений об указанных выше деяниях; копии этих материалов следует направлять в Главное контрольное управление Президента РФ».

В нашем УФССП не знают и об этом Указе?

Хорошо!

А есть ещё ФЗ «О средствах массовой информации», ст. 40 которого гласит:

«Отсрочка в предоставлении запрашиваемой информации допустима, если требуемые сведения не могут быть представлены в семидневный срок».

То есть, по логике ст. 40 ФЗ «О средствах массовой информации», на «предоставление запрашиваемой информации» СМИ (а именно это мы и предполагали, когда просили провести проверку фактов) «должностному лицу» отводится 1 (одна) неделя.

С момента публикации статьи, повторюсь, прошёл уже почти месяц.

*   *   *

Официальный запрос в УФССП мы не направляли, будучи уверены в том, что представители регионального УФССП, в частности его пресс-секретарь Геннадий Стрелков, чьи пресс-релизы (например, о том, как тот или иной священнослужитель пришёл к должникам, они всё осознали и раскаялись и долги — оплатили! Чудо!) мы иногда размещаем у себя, читают не только «Ваши новости», но и занимаются мониторингом СМИ, что, думается, должно входить в круг обязанностей специально обученных людей.

Поскольку в этом случае, как показала практика, УФССП просто игнорирует и «Ваши новости», и требования закона, официальный запрос в УФССП будет направлен.

Пока же мы повторим вопросы, которые, как нам кажется, представляют общественный интерес.

Во-первых, мы ещё раз просим уважаемую Татьяну Безызвестных сообщить, установлены ли нарушения в действиях пристава? Имел ли он право хватать журналиста за куртку? Не называть свою фамилию? Прятать жетон под бронежилетом?

И — ещё раз позволю себе проставить акценты:

«Особо прошу обратить внимание на действия пристава, унизившие мои честь и достоинство, выразившееся в применении физической силы (кто-то скажет, что «хватание» человека не есть применение физической силы?), при том, что никакой порядок я не нарушал: я двигался в открытую дверь, на которой никаких предостережений не было».

Во-вторых, как указывалось на межведомственном совещании в прокуратуре, посвящённом раскрытию и расследованию преступлений, подследственных службе судебных приставов, за прошедший год прокурорами выявлено более 180 нарушений закона!

А общее число уголовных дел, по которым работали в прошлом году дознаватели УФССП — 305! Получается, что более половины уголовных дел расследовалось специалистами УФССП с нарушениями!

Хотелось бы получить от уважаемой Татьяны Безызывестных комментарий этой удручающей статистики. Пояснения, каков характер этих нарушений? И что сделано, чтобы избежать их впредь?

В-третьих, на последней пресс-конференции в Новгородском областном суде заместитель председателя Светлана Есакова сообщила, что более половины жалоб на действия должностных лиц составляют жалобы на действия судебных приставов-исполнителей:

«По России такие жалобы удовлетворяются в среднем на 48 процентов, у нас – 55,4 процента».

Хотелось бы получить от уважаемой Татьяны Безызывестных комментарий и этой ситуации. Почему жалобы на действия её подчинённых удовлетворяются «на 55,4 процента» (то есть — более половины!). И что сделано, чтобы исправить ситуацию?

Всё это, я полагаю, имеет большой общественный интерес!

Куда больший, чем опыт чудодейственного воздействия новгородских попов на злостных неплательщиков!

*   *   *

Кроме того, мы обращаемся и в Следственное управление СК РФ по Новгородской области с просьбой провести свою проверку ситуации на наличие в действиях пристава Дома мировой юстиции признаков преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия).

К слову, в одном из пресс-релизов пресс-секретаря Новгородского районного суда Валерия Таганского, где шла речь о привлечении к уголовной ответственности некоего Шевченко, признанного виновным в грабеже с применением насилия в отношении директора магазина, указывалось, что применение насилия усмотрено в том, что «осуждённый схватил обеими руками директора магазина за руку, то есть, применил по отношению к ней насилие».

Чем же отличается «хватание» приставом за плечо журналиста? Найдите ж два отличия!

Обращаемся мы и в прокуратуру Новгородской области. Как рассказывалось в публикации «ВН» от 16 апреля под заголовком «Правила организации пропускного режима» новгородского Дома мировой юстиции против ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ», в том же Доме мировой юстиции царят те самые «Правила организации пропускного режима и поведения граждан в здании «Дом мировой юстиции», которые анекдотическим образом противоречат ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ».

В то время как федеральный закон предусматривает «право присутствовать в открытом судебном заседании» всех граждан, независимо от наличия судебных повесток и прочего, «Правила», являющиеся руководством к действию приставов вышеозначенного суда, содержат исчерпывающий список «документов, предоставляющих право прибытия в суд».

Если следовать этим, так сказать, «Правилам», приставы должны считать наделёнными «правом прибытия» в суд только тех граждан, которые имеют на руках: «извещение, судебную повестку, исковое заявление, иной судебный документ».

Что явно нарушает право граждан на доступ к правосудию и провозглашённый принцип судебной транспарентности.

В связи с этим просим прокуратуру Новгородской области проверить «Правила организации пропускного режима и поведения граждан в здании «Дом мировой юстиции» на соответствие федеральному законодательству.

Фото с официального сайта регионального УФССП