Приговор нашему право(криво?)судию. Дело «великого мошенника» Никиты Абронова прекращено за отсутствием состава преступления. Права была Лидия Семенистая. В чём-то…

Делу новгородского сироты Никиты Абронова «Ваши новости» посвятили уже две публикации (здесь и здесь): от 25 декабря 2017-го года и 22 августа 2018-го года. История стоит того. Забегая вперёд, скажем, что завершилась она безоговорочной победой парня и его адвоката Владимира Андреева (на снимке) над системой, которая по традиции называется правоохранительной.

Воспроизводить ту историю во всех деталях сегодня я не буду (если возникнет непонимание чего-то, белые пятна можно восполнить по упомянутым публикациям, первая из которых имела название «Можно ли совершить преступление, даже не зная о том? Можно! – говорит новгородское право(криво?)судие»).

Но основные вехи таковы.

Главный герой – ныне 21-летний Никита Абронов. Самый обычный новгородский парень, ранее не замеченный ни в чём предосудительном.

Никита – сирота, по этой причине в 2013-ом году ему была назначена пенсия по потере кормильца: выплачивало её новгородское Управление пенсионного фонда РФ в г. Великий Новгород.

По закону, этот вид пенсии люди получают до достижения ими 18 лет. Однако в случае, если молодой человек после окончания школы продолжает обучение «по очной форме», пенсию выплачивают до момента окончания учебного заведения.

В мае 2016-го года Никиту Абронова призвали в армию. Сразу после окончания колледжа. Так получилось, что дата окончания обучения в колледже – 17 мая 2016-го года, а дата «убытия на сборный пункт военного комиссариата» – 18 мая 2016-го года.

Служить направили в Краснодарский край – в Новороссийск.

А поскольку «убытие в армию» носило форс-мажорный характер, ещё два месяца Пенсионный фонд перечислял Абронову деньги. Всего – на фантастическую сумму в 16 тысяч 874 рубля.

Когда Никита находился на службе, встрепенувшись, новгородское Управление пенсионного фонда РФ предъявило ему гражданский иск «о взыскании излишне выплаченной суммы пенсии». Против возврата суммы парень ничуть не возражал: ошибочно перечислили? – заберите назад! Само же дело рассмотрели и без участия Абронова. Исковые требования суд удовлетворил. Вернувшись после демобилизации в Новгород, Никита вернул в пенсионный фонд «излишне выплаченную сумму».

Но на этом приключения парня не закончились.

*   *   *

Именно в день перечисления денег в пенсионный фонд Абронов был уведомлен о возбуждении против него ещё и уголовного дела по ч. 1 ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат).

Дознаватель ОД ОП №1 УМВД РФ по г. Великий Новгород О.М. Гаврилова провела работу энергично и результативно. Наивная душа Никита подписал всё, что было надо. Срок дознания составил всего 26 суток!

Замечательно! Дело направили в мировой суд. Никаких проблем с рассмотрением дела по существу у судьи не возникло.    

В особом порядке судопроизводства он вынес обвинительный приговор и назначил Абронову наказание: 180 часов обязательных работ.

Уже после провозглашения обвинительного приговора молодой человек обратился к адвокату Владимиру Андрееву.

Хотя «особый порядок» очень ограничивал возможности апелляционной жалобы, адвокат подал её в Новгородский районный суд.

Новгородский районный суд не нашёл никаких причин для отмены приговора.

Адвокат Андреев подал кассационную жалобу в Новгородский областной суд.

Изучив её, судья решила, что основания для передачи дела на рассмотрение в кассационную инстанцию (президиум Новгородского областного суда) – отсутствуют.

Адвокат Андреев не успокоился. Подал кассационную жалобу в Верховный суд РФ.

И только там – уже в июне прошлого года – судьи пришли к выводу, что основания для рассмотрения дела в президиуме нашего областного суда всё-таки есть. Мировым судьёй дело было рассмотрено не «по подсудности»! За всей этой историей как-то забылось, что в момент «совершения инкриминируемых деяний» Абронов был военнослужащим. По закону же, все уголовные дела в отношении военнослужащих должны рассматриваться военными судами!

Из Верховного суда РФ дело пошло вниз: сначала в президиум Новгородского областного суда, потом в Новрайсуд на новое апелляционное рассмотрение, где, с учётом, понятно, позиции Верховного суда РФ, в августе прошлого года обвинительный приговор был отменён, а дело направлено на новое судебное разбирательство «иному мировому судье».

Но это была ещё не победа, а полупобеда. И над новгородским право(криво?)судием, и над абсурдом.

На том мы и расстались с «великим мошенником» Аброновым и его адвокатом Андреевым.

*  *   *

Так или иначе, но вызревал, казалось, громкий оправдательный приговор. Что, однако, так и не случилось. Если попросту, то и в этом случае была использована хитромудрая тактика, принятая нашей системой на вооружение: тактика пинг-понга. Если надо выносить оправдательный приговор, но делать этого уж очень не хочется, из суда дело обычно «отпингпонгивают» в прокуратуру, оттуда – в СУ СК либо в полицию… И там его (дело, разумеется) тихо хоронят, прекращая по нему производство. Громкое фиаско не случилось? Вот и чудненько!

В этом случае всё было именно так.

Рассказывает адвокат Андреев:

– После того как Новрайсуд отменил обвинительный приговор, дело было направлено в мировой суд. Оттуда оно «ушло» в Великоновгородский гарнизонный военный суд (по подсудности). Там было принято постановление о возврате его в прокуратуру. В прокуратуре дело лежало долго. Потом там решили направить его на самую стартовую точку: в отдел дознания полиции, где оно и возбуждалось. И вот там-то, 11 января, старшим дознавателем Людмилой Чернышовой было-таки принято эпохальное постановление о прекращении уголовного дела «в связи с отсутствием состава преступления».

Для финальной части эпопеи потребовалось ещё около пяти месяцев.

Вынося итоговое постановление, дознаватель согласилась с позицией защиты, что «Абронов не имел возможности сообщить в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, об обстоятельствах, влекущих за собой прекращение выплаты пенсии» (ибо на другой после окончания колледжа день «убыл» в армию). Кроме того, дознаватель Чернышова приняла во внимание то обстоятельство, что, в соответствии с вступившем в силу ФЗ «О страховых пенсиях», Абронов не был предупреждён об обязанности извещать пенсионный орган об обстоятельствах, влекущих прекращение выплат, «не позднее следующего рабочего дня после наступления соответствующих обстоятельств.

И итог марафона продолжительностью почти полтора года:

«Доказательств, подтверждающих вину Абронова Н.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, добыто не было». Дело – прекратить!

*   *   *

Хотя это и не громкий оправдательный приговор, но – событие знаковое. И не только для Никиты Абронова и его адвоката. Когда была опубликована первая статья, посвящённая этому абсурду, она вызвала у читателей живой отклик.

Комментируя именно эту публикацию, наша читательница Лидия Семенистая отправила свои резкие суждения о представителях судейского сообщества, после чего и в отношении неё возбудили уголовное дело по пресловутой ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Своим комментарием, по мысли инициаторов того преследования, Семенистая возбуждала ненависть к судьям. На сегодняшний день, благо, и тот абсурд остался в прошлом: уголовное дело прекращено – совсем недавно (об этом здесь).

Как поясняла сама Лидия Семенистая, она «была возмущена тем, что суд необъективно осудил сироту Абронова, данным комментарием хотела показать, что судьи очень часто выносят необъективные решения и приговоры». И относились её слова не ко всему судейскому сообществу, а к тем судьям, которые приложили руку к превращению законопослушного парня в преступника.

Страна должна знать своих героев. Поэтому назовём их ещё раз пофамильно. Мировой судья, который вынес обвинительный приговор, – Денис Николаев. Судья Новгородского районного суда, которая сочла приговор «законным и обоснованным», – Елена Пикалёва. Судья Новгородского областного суда, которая «не нашла оснований» для передачи кассационной жалобы в президиум суда, – Вера Герасимова (ныне в отставке).

Сейчас сам Никита Абронов уже уехал из Новгорода, устроившись в одну из вахтовых строительный организаций. Пока – в Ленобласть, оттуда собирается в Мурманск. Какие чувства испытал за эти полтора года? Мягко говоря, сложные. Но главное то, что уехал чистым перед законом – несудимым.

А если б не повстречался на его пути умный адвокат? Всё просто: одним преступником в России было б больше!

И сделаю последнюю маленькую оговорку, чтобы не разделить судьбу Лидии Семенистой. Вынося в заголовок фразу о «приговоре нашему право(криво?)судию», я, понятно, далёк от обобщений (среди судей немало тех, кто честно исполняет свой профессиональный долг), я имею в виду лишь тех служителей Фемиды, которые делают из «право» – «криво».