Экс-руководитель «АРНО» Слупицкий свою вину (скандальная история видеофиксаторов) в суде признал, но обронил: «Я выполнял распоряжение правительства». Приговорён к реальному сроку

Сегодня в Новгородском районном суде рассмотрено дело по обвинению бывшего директора ГОАУ «Агентство развития Новгородской области» («АРНО»), а ныне – пенсионера Сергея Слупицкого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Судьба этого дела, проистекающего из нелепой истории с установкой в нашей области затратного, не оправдавшего себя «комплекса автоматической фиксации нарушений ПДД с использованием средств фотовидеофиксации», непроста, но известна уже большинству новгородцев.

Ситуация «вокруг видеофиксаторов» получила широкую огласку после того как губернатор Андрей Никитин поднял этот вопрос перед Владимиром Путиным. А потом прокомментировал проблему в программе «Никитин. По существу» на Новгородском областном телевидении, где, в частности, сказал, что «мы потратили денег в два раза больше, чем тратится в среднем на похожие регионы по стране, (…) стоимость обслуживания этой системы оказалась дороже, чем сумма штрафов, которые она собирает, половина камер до сих пор не работает».

В результате анализа ситуации в отношении Слупицкого, возглавлявшего ГОАУ «Агентство развития Новгородской области» в момент подписания договора с «Ростелекомом» о выполнении работ по созданию комплекса, было возбуждено уголовное дело, завершившееся составлением обвинительного заключения.

В чём именно обвинён Слупицкий, рассказывалось уже не раз (например, здесь).

В первый раз дело Слупицкого направили в суд летом этого года. Но приговор вынесен не был. Уголовное преследование прекратили вследствие применения акта об амнистии «В связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов»: поскольку, счёл суд, все инкриминируемые Слупицкому деяния приходятся на период до вступления в силу постановления Госдумы, а сам он подходит под категорию лиц, в отношении которых применимы нормы, закреплённые постановлением.

На состоявшемся вскоре после этого брифинге прокурора области Андрея Гуришева я поинтересовался, намерена ли прокуратура обжаловать решение Новрайсуда. Прокурор ответил, что обжалование – не планируется.

Впоследствии, однако, в Новоблсуд было-таки направлено представление прокуратуры. В нём, в частности, указывалось, что суд первой инстанции не учёл, что преступление, совершённое Слупицким, не окончилось оформлением договора с ОАО «Ростелеком» в феврале 2015-го года, а продолжилось подписанием незаконных соглашений к указанному договору в июне и декабре 2015-го года, а также подписанием (декабрь 2015-го года) актов сдачи-приемки выполненных работ. То есть – после вступления в силу акта об амнистии.

Новоблсуд разделил позицию прокуратуры. Постановление Новрайсуда отменили, а дело направили на новое рассмотрение.

Кое сегодня и состоялось.

Что удивило, ещё до рассмотрения дела по существу, увидев журналиста (меня то есть), адвокат подсудимого Червяков подошёл сам. Но не для того чтобы дать дельный комментарий, а для того чтобы задать вопрос относительно моего присутствия и выяснить, «чьи это указания».

Хотел ответить адвокату, что не далее как вчера звонили и Владимир Владимирович, и Андрей Сергеевич… Не сказал, потому что – неправда.

Вместо этого попытался объяснять, что дело Слупицкого – не дело об украденном ведре картошки, и имеет большой общественный резонанс. Так что присутствие СМИ не неожиданность, а закономерность.

И наше святое право (согласно ФЗ «О средствах массовой информации») – право на получение информации. Но, вероятно, ФЗ «О СМИ» – не самая сильная сторона практики адвоката Червякова.

Червяков говорил что-то ещё (почему-то о Росоловском), а я думал о том, что, казалось бы, не должен своим поведением адвокат настраивать общественность не только против себя, но и против своего доверителя.

Ещё Червяков интересовался, известно ли мне, что говорил прокурор Гуришев на брифинге. Как иначе… Если я не только об этом писал, но именно на мой вопрос прокурор Гуришев давал ответ. Но адвокат Червяков об этом не знает. Не всё дано человеку знать.

Но достаточно о Червякове… Тем более что обвиняемый Слупицкий находился в это время в стороне и держал себя, как всегда, исключительно корректно.

Теперь – к делу. К его существу.

В начале процесса государственный обвинитель Юрий Антонов огласил, в чём именно обвиняется Слупицкий, заявивший на предварительных слушаниях ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, то есть – без исследования доказательств.

На вопрос судьи об отношении к вопросу вины подсудимый ответил: «Признаю».

И добавил:

– Но я выполнял распоряжение правительства…

Мудрый судья Александр Брусин тут же, правда, направил мысли обвиняемого в правильное русло, пояснив, что особый порядок судебного разбирательства возможен только в случае полного признания вины. Полного!

Сергей Васильевич понял правильно и произнёс:

– На протяжении всей трудовой деятельности я только отмечался определёнными поощрениями, наградами, была и почётная грамота республиканского значения… Неоднократно отмечался благодарностями губернатора. Несколько раз был в составе тройки лучших уполномоченных министерства внешнеэкономических связей, был награждён различными почётными грамотами тех или иных департаментов, с которыми взаимодействовал. Я хочу добавить только то, что я раскаиваюсь и приношу свои извинения потерпевшим (оными признано министерство финансов области и ПАО «Ростелеком» – А.К.) за причинённые неудобства.

Судья Брусин задал представителям потерпевших вопрос: есть ли в настоящее время претензии материального либо морального характера.

Оба представителя ответили: нет.

С учётом позиций и обвиняемого, и представителей потерпевших адвокат Червяков заявил ходатайство о прекращении уголовного преследования Слупицкого с назначением судебного штрафа (новация, которая ещё только входит в нашу жизнь).

Судья Брусин, однако, отказал в удовлетворении этого хозяйства. В постановлении, например, сказано:

Доводы, приведённые стороной защиты в обоснование ходатайства и относящиеся к сведениям о личности Слупицкого, в частности, касающимся его заслуг, возраста, состояния здоровья, сами по себе не свидетельствуют о наличии либо отсутствии оснований для прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа. Фактически ходатайство, наряду с фактом совершения Слупицким преступления средней тяжести впервые, мотивировано лишь тем, что подсудимый принёс представителям потерпевших извинения, и представители потерпевших никаких претензий к нему не имеют.

Поскольку прекращение уголовного дела не состоялось, пришёл черёд судебных прений. В них гособвинитель Антонов просил назначить Слупицкому в качестве наказания 1,5 года лишения свободы. Что неожиданно: не условно, а в колонии-поселении.

Представители потерпевших просили суд избрать меру наказания, не связанную с реальным лишением свободы.

Представитель ПАО «Ростелеком» Ольга Петроченко сказала:

– Обстоятельства дела таковы, что Сергей Васильевич Слупицкий, в принципе, выполнял волю и распоряжения непосредственных руководителей администрации Новгородской области. Прошу это учесть. (…) Полагаю, что в данном случае можно применить и штраф, если такое возможно.

Судья Брусин счёл, что такое невозможно.

Строки из приговора:

Анализируя характер и степень общественной опасности совершённого подсудимым преступления, конкретные обстоятельства содеянного, данные о личности, а также смягчающие наказание обстоятельства, суд приходит к выводу, что цели уголовного наказания, а именно – исправление подсудимого, восстановление социальной справедливости, предупреждение новых преступлений, могут быть достигнуты только путём назначения наказания в виде лишения свободы.

Итог: 1 год и 6 месяцев в колонии-поселении.

…При этом все всё понимают и соглашаются с мнением, высказанным Ольгой Петроченко. Несмотря на все усилия адвоката Червякова лично моё отношение к Сергею Слупицкому, как к человеку порядочному, осталось неизменным. Остаётся пожелать ему мужества, стойкости и удачи в обжаловании приговора суда первой инстанции!

Что добавить? За последнее время это второй случай, когда реальный срок назначается пусть и высокопоставленным в прошлом (и пусть простят они меня за слово), но «стрелочникам». Первым, если кто не понимает, был экс-руководитель областного департамента строительства Владимир Петров, получивший 2,5 года колонии общего режима.