Лидия Семенистая, пора выйти из тени! Чем не закончилась странная история о привлечении нашего комментатора к уголовной ответственности за «разжигание» ненависти к судьям

Эта невероятная история началась ещё в декабре прошлого года: прямо перед Новым годом. И точкой её отсчёта можно считать мою публикацию: «Можно ли совершить преступление, даже не зная о том? Можно! – говорит новгородское право(криво?)судие».

На всякий случай, напомню. Речь в ней шла о том, как сугубо положительный доселе парень – Никита Абронов – был записан в мошенники. В 2016-ом году его, сироту, получавшего пенсию по утрате кормильца и обучавшегося в колледже, забрали в армию. По причине экстренных сборов (обучение в колледже Никита завершил 17 мая, а «убыл на сборный пункт военного комиссариата» – 18 мая) парень не известил об окончании учёбы (а на пенсию могут претендовать только очники-студенты) пенсионный орган, в данном случае – «Управление пенсионного фонда РФ в г. В. Новгород и Новгородском районе».

И ещё в течение двух месяцев, когда Абронов уже служил в Краснодарском крае, пенсию продолжали начислять. Неправедно начисленных денег получилось 16 874 рубля. Фантастическая сумма!

И хотя сам Абронов, когда ему предъявили гражданский иск, ничуть не возражал против возврата этих денег в пенсионный фонд, в полиции усмотрели в его действиях признаки ч. 1 ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат). Возбудили уголовное дело. И в мировой суд его направили. Там парню вынесли обвинительный приговор (наказание: 180 часов обязательных работ).

И всё бы ничего! И жить бы парню с клеймом преступника! Да встретился на его пути здравомыслящий адвокат – Владимир Андреев.

И был он решительно не согласен с приговором, обжаловав его в вышестоящие судебные инстанции.

Об этом и рассказывалось в статье о «новгородском право(криво?)судии».

* * *

Статья вызвала неподдельный читательский интерес.

В основном люди возмущались позицией правоприменителей. Но был и один отклик, выбивающийся из общего ряда. То ли из соображений всеобщего примирения, то ли из соображений троллинга комментатор написал:

Навалились на бедных следователей-судей! Их тоже можно понять: постоянно бьют по рукам,- этого не тронь, того тоже нельзя! Нашелся один,- и того нельзя... Их и так все ненавидят... бедняжки...

Ему-то и ответила другой наш постоянный комментатор: она – Лидия Семенистая. Ответ был резкий, абсолютно неприемлющий миротворческую позицию.

Если в двух словах, то и тогда, и сейчас Лидия Семенистая полагает, что в нашем судейском сообществе большие проблемы (почему у неё такое мнение, поясняла мне сама Лидия Андреевна, – из личного опыта обращения в суд).

Комментарий, однако, редакцию попросили удалить. Редакция удалила.

Но на этом история не закончилась.

Позднее с превеликим удивлением мы узнали, что в отношении Лидии Семенистой – ни много ни мало! – возбуждено уголовное дело. По ставшей особо популярной в последнее время ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). В данном случае был сделан вывод, что гражданка Семенистая «возбуждает вражду» по отношению к социальной группе «судьи».

Такой социальной группы, казалось бы, нет. Судьи – это если и группа, то профессиональная.

Но, надо думать, слишком значимым было вступиться за всеми обижаемых судей. Кому именно, впрочем, это надо было – вопрос второй и до конца ещё не изученный человечеством.

Дело, в общем, возбудили. Как и Никита Абронов, никогда ранее «не участвовавший – не привлекавшийся», Лидия Семенистая (до пенсии работавшая и учительницей) рисковала перекочевать из категории законопослушных сограждан в категорию преступников.

* * *

Дело возбудил и принял к производству городской (г. Великий Новгород) отдел регионального СУ СК.

Поскольку очень долго никаких результатов не было, время от времени возникало желание отследить судьбу дела.

На традиционной пресс-конференции в областном суде я задал его председателю Инне Самылиной вопрос об отношении к этому очень небанальному, затрагивающему и проблему свободы слова уголовному делу.

Она ответила:

Конечно, я не позволю, чтобы судей обижали из-за того, что они делают в силу профессиональных обязанностей. Как я отношусь к тому комментарию в «Ваших новостях»? Пока – никак не отношусь. Вот если дело будет направлено в суд, тогда кто-то из моих коллег и даст ему оценку.

Так вот… И по сей день никто из коллег Инны Самылиной не дал оценку этому делу. Потому как оно по-прежнему не окончено производством в следственном органе. И обвинение Семенистой до сих пор не предъявлено.

А изменилось с тех пор многое. Много воды утекло. Во-первых, как знает всякий, кто хоть сколько-то следит за новостями юридического толка, уважаемый президент Владимир Путин успел за это время выйти с инициативой о частичной декриминализации пресловутой ст. 282 УК РФ. В частности, согласно проекту закона, «уголовная ответственность за экстремизм, совершенный публично, в интернете или СМИ, будет наступать в том случае, если нарушение совершено более одного раза в течение года». (В жизни Семенистой тот случай – единичный). И не будет, если «нарушение не представляет серьёзной угрозы для конституционного строя».

Как же некстати вмешался президент! Судьи это понимают.

Во-вторых, что касается дела Абронова… Участие в нём адвоката Андреева принесло плоды. Рассмотрев его жалобу, Верховный суд РФ направил её в президиум Новгородского областного суда, и уже там, с подачи коллег из вышестоящей инстанции, дело вернули в Новгородский районный суд, где обвинительный приговор Абронову был отменён (об этом – здесь).

Так что… Было чем возмущаться! И автору статьи, и нашим читателям, и Лидии Семенистой.

А судьба дела Семенистой не разрешена и по сей день. Хотя адвокат Пакин уже писал жалобы на волокиту.

– Ещё в августе, – рассказывает он, – я подал в прокуратуру Великого Новгорода жалобу, где, в частности, напоминал, что срок следствия по любому делу – 2 месяца, а в нашем случае они уже давно истекли. Полагал, что в данном случае усматриваются ненадлежащее организация расследования дела, явная волокита – при отсутствии правовой фактической сложности. Когда жалобу на волокиту я направил ещё и в суд, из прокуратуры получил ответ: «Изучением материалов уголовного дела в прокуратуре Великого Новгорода выявлены нарушения требований действующего федерального законодательства в части несоблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства, неполноты проведённой проверки».

Кроме того, адвокат Пакин подал в Новрайсуд ещё одну жалобу: на возбуждение самого уголовного дела.

В ней он пишет: «§ 1 ст. 10 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каждый имеет право свободно выражать своё мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ».

– Комментарий Лидии Семенистой, – считает адвокат, – кто-то упрекнёт в неэтичности, но он никак не может быть предметом уголовного преследования, ибо сам факт публикации сугубо личного мнения Семенистой не свидетельствует о том, что она подобным образом «разжигала социальную рознь, унижала достоинство человека по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе». Что касается «социальной группы судьи»… Сделано единственное для возбуждения уголовного дела и укрепления позиции обвинения: получено экспертное заключение широко известного в узких кругах сотрудника НовГУ Владлена Макарова, к которому, как это принято говорить, «идут и идут» представители новгородских правоохранительных структур, будучи уверены в том, что он «сделает как надо» (работа, понятно, оплачиваемая). В случае Семенистой он тоже «сделал как надо»: признал и «разжигание розни», и тот факт, что судьи – это «социальная группа». Из мухи сделал слона!

О Владлене Макарове многие могут рассказать что-то интересное. В публикации коллеги Дмитрия Кокко он был назван «карманным экспертом»… И многие готовы разделить эту точку зрения. Были и другие почти что героические дела у Владлена Макарова.

А мне он, кстати, запомнился совсем по другому поводу. Помню я его совсем молодым и румяным. Тогда Новгородский союз молодёжи (был такой) проводил конкурс молодых журналистов. Я был членом жюри, Владлен Макаров – «молодым журналистом». Но представленные им на суд материалы (тогда молодой человек торил себе дорогу в многотиражке НовГУ) были настолько слабенькими, что сами по себе никакой памяти не оставили. А вот звонкое имя – Влад-лен – запомнилось навсегда.

Прошли годы… И вот несостоявшийся журналист стал судиёй-экспертом не только комментаторов сети Интернет, но и журналистов состоявшихся. Бывает такое. Оруэлл злобно хихикает.

Но – отвлёкся… Предполагалось, что сегодня судья Александр Брусин вынесет решение по жалобе адвоката Пакина.

Не случилось. Решение будет оглашено завтра. Об итоге, конечно же, сообщим. История не закончилась…

Фото автора