За «могильщика» Петрова страдать будут конвоиры и «уфсиновцы». Суд вынес частные постановления в адреса начальника УМВД Коломыцева и начальника УФСИН Девятова… Отголосок «суицид-шоу»

Вчера при оглашении приговора Александру Петрову и Константину Павлову, осуждённым за убийство двух девушек (читайте здесь), судья Новгородского областного суда Татьяна Пархомчук сообщила о том, что вынесены и частные постановления в адреса начальника областного УМВД Сергея Коломыцева и начальника областного УФСИН Михаила Девятова.

Несложно догадаться, что частные постановления вынесены по следам ЧП, которое организовал 9 ноября обвиняемый Петров (подробно об этом – здесь): находясь в клетке для подсудимых, он вытащил из своих «заначек» лезвие бритвы и угрожал, что сейчас осуществит суицидальную акцию.

После своевременной реакции пристава и конвоира и предложение в добровольном порядке выдать лезвие, сотрудники конвойной службы применили силу и обезвредили провокатора. Он был удалён из зала. Судебный процесс был прерван приблизительно на час, в течение которого конвоиры осуществляли дополнительный досмотр Петрова с целью обнаружения и иных запрещённых предметов. Таковые, надо полагать, найдены не были, а Петрова вернули в клетку.

Процесс продолжился.

Однако инцидент получил развитие в виде частных постановлений суда.

Насколько известно, согласно ведомственных приказов, подсудимые, содержащиеся в следственном изоляторе, подлежат полному личному обыску перед их отправкой из СИЗО – сотрудниками СИЗО. А перед их посадкой в так называемый «автозак» досмотр должны осуществлять и сотрудники конвойной службы.

В этом случае, что очевидно, досмотр Петрова был проведён некачественно (правда, справедливости ради надо сказать, что баул, набитый документами, с которым Петров явился на процесс, был более чем объёмен).

Хотя, и это было известно сотрудникам правоохранительных органов, этот человек и ранее был склонен к суицидальным демонстрациям.

На «принятие мер» руководителями ведомств, как реакцию на частное постановление суда, отводится обычно один месяц.

Нельзя, однако, не добавить, что обезвреживание Петрова, когда в его руке появилось лезвие, сотрудники конвойной службы провели решительно, эффективно, профессионально. Автор этих строк – свидетель.

Фото автора

На снимке. Момент усмирения Петрова.