Новое дело Арнольда Шалмуева: попытка осмысления

Самой главной, значимой и – не без того – скандальной новостью сегодняшнего дня стала, без сомнения, информация о том, что в отношении бывшего заместителя губернатора Новгородской области Арнольда Шалмуева, ныне, как известно всем, уже отбывающего срок в 8 лет и 10 месяцев лишения свободы, возбуждено новое уголовное дело: по ч. 5 ст. 291 УК РФ (дача взятки в особо крупном размере).

Как не без гордости сообщает пресс-служба областного УМВД, «факт выявления» – заслуга сотрудников управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Новгородской области.

Замечательно! Но вот ведь какие мысли в первую очередь приходят в голову. Уголовное дело – новое, но факт-то – старый-престарый! Бородатый, можно сказать.

Весной 2013-го года, на заре возбуждения первого уголовного дела в отношении Шалмуева и компании, когда прошли громкие обыски, а общественность пребывала в некоем почтительном недоумении, ещё было не совсем ясно, что это за «уведённые» из бюджета области деньги и куда они направлялись.

Но потом, когда дело рассматривалось в Новрайсуде, всё, кажется, стало куда понятней. Как явствовало из сюжета, в далёком уже 2012-ом году 17 миллионов рублей были переданы бывшему сенатору от Новгородской области Дмитрию Кривицкому, дабы тот поспособствовал в перераспределении в пользу Шалмуева «полномочий в сфере дорожного строительства и ремонта автодорог в Новгородской области».

В распоряжении и следствия, и суда было достаточно записей телефонных переговоров между Шалмуевым и Кривицким, между Закалдаевым (ещё один «фигурант» «Дорожного дела», ныне приговорён к 8 годам лишения свободы) и Шалмуевым и иными участниками «тайного общества», сделанных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, которые давали представление о том, куда, зачем и почему уходили «дорожные» деньги.

Но квалификация деяний Шалмуева всё это время оставалась неизменной: «мошенничество» (ч. 4 ст. 159 УК РФ), «превышение должностных полномочий» (ч. 2 ст. 286 УК РФ) да «принуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения» (ч. 2 ст. 179 УК РФ). О том, что это не только мошенничество (и т.д.), но и взятка, переданная Кривицкому, речи вообще не шло. Взятку не видели в упор.

Весь период следственно-судебных действий сам Кривицкий пользовался парламентским иммунитетом и в новгородском суде для дачи показаний так и не появился.

Но одновременно с оглашением приговора по «Дорожному делу» судья Татьяна Пархомчук вынесла и частное постановление в адрес руководителя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, где ставился вопрос о процессуальной судьбе материалов, имеющих отношение к фигуре Кривицкого.

Позднее, когда срок сенаторских полномочий истёк, в отношении Кривицкого уголовное дело таки возбудили – по факт получения взятки в особо крупном размере. Уголовное дело возбудили и в отношении его помощника Вадима Смирнова, четыре раза лично получавшего «транши» от «новгородских партнёров» и переводившего на счёт Кривицкого – по факту посредничества в передаче взятки в особо крупном размере (ныне Смирнов приговорён к 3 годам лишения свободы).

Взялись, как можно было понять, за взяткополучателей. Но о взяткодателях – на протяжении этих почти двух с половиной лет после оглашения приговора по «Дорожному делу» – по-прежнему не было ни слова.

И вот – сногсшибательная новость! Так и хочется сказать: «С добрым утром!».

Пояснить ребусы правоприменения пока не могут ни в полиции, ни в региональном СУ СК РФ.

Но факт остаётся фактом: Арнольда Александровича вскорости вновь привезут (если уже не привезли) в Великий Новгород для дачи показаний по новорождённому (хотя и явно переношенному) уголовному делу. Что то будет? Впрочем, как и раньше, мы обязуемся очень внимательно следить за всеми его перипетиями.

Между тем, сенсационное известие о задержании в Италии самого Кривицкого и решении вопроса его экстрадиции в Россию с течением времени как-то потеряло свою актуальность. В Новгородской области никто предметно не занимается «отслеживанием» ситуации, что понятно – первую скрипку в вопросе экстрадиции играют представители федеральных структур. Но и они не балуют свежей информацией. Пока же до далёкой Новгородской области пришли известия лишь о том, что экс-сенатор уже отпущен из итальянских застенков. Но вопрос экстрадиции окончательно ещё не решён.

И ходят даже разговоры о том, что инициирование нового дела Шалмуева может быть как-то связано со стремлением добиться-таки выдачи Кривицкого России. Если так, то массы – поддерживают! Хотя всё равно немножко недоумевают…

На мой неискушённый взгляд, если кто и нажился в реальности на нашей «дорожной истории», так именно посланник Новгородчины в Совете Федерации Дмитрий Кривицкий.

Новорожденное уголовное дело вызывает и ещё некоторые вопросы. В частности… Как ныне известно, «дорожные транши» передавали уже осуждённому Смирнову два человека: директор ООО «Магистраль» Константин Бекчев и тогдашний директор ООО «Новгородская дорожная компания» Андрей Новожилов (в «Дорожном деле» имел статус свидетеля).

И если 17 переданных миллионов сегодня официально признаны взяткой, а тот же Смирнов признан посредником в передаче взятки, остаётся решительно непонятным, почему участь сия миновала Бекчева (он, правда, ныне в розыске) и Новожилова. Ведь они передавали деньги Смирнову, а Смирнов – Кривицкому! То есть – такие же посредники…

Ребусы, ребусы, ребусы…

Фото автора.