Уймите пристава № ОП 19461! Место действия: Новгородский районный суд

Во время рассмотрения дела о продлении срока ареста руководителя регионального Роспотребнадзора Анатолия Росоловского произошёл пренеприятный инцидент – опять с участием пристава.

История, в целом, простая. Как только начался процесс, вся журналистская братия, коя – неизбежность при рассмотрении любого громкого дела, начала свою будничную, обычную, сто раз уже проделанную работу. Коллеги с телевидения занимали удобные для съёмки позиции. Коллеги из «печатных СМИ» – удобные для записи.

За миллион лет работы в качестве журналиста, специализирующегося на судебно-правовых вопросах, у меня выработался рефлекс: самая удобная точка для диктофона – столик, который занимают представители гособвинения. За миллион лет никто ни разу не выразил неудовлетворения.

Так было и в этот раз. Включив кнопку «запись», я сделал ровно два шага до того столика и положил на него диктофон. Сделал два шага назад и сел на место.

И в этот момент почувствовал, как кто-то вполне себе бесцеремонно стучит мне в спину. Обернулся – пристав.

– Вы, – говорит, – прекратите хождения по залу!

Что? Не понял я. Какие хождения? Ровно два шага туда и назад – это «хождения»?

И услышал далее:

– Я вас сейчас выведу!

– Попробуйте, – предложил я ему, будучи уверен, что ни на йоту порядок не нарушаю.

И добавил, что с таким хамством не сталкивался ещё ни разу.

Пробовать он не стал. Но весь процесс, сидя к приставу № ОП 19461 спиной, я ждал какой-нибудь пакости. И, честно говоря, ничуть бы не удивился, если он ради утверждения собственной значимости перешёл к более активным действиям.

При этом думал и о том, что странное требование пристава было бы хоть сколько-то понятным, если б, скажем, судья сделала мне замечание. Но судья Ольга Львова как ни в чём не бывало вела процесс. И, более чем уверен, даже не обратила на мой мини-демарш никакого внимания. Так мы работаем. Это – в порядке вещей!

Все это понимают. Потому никого – ни судью, ни прокурора, ни адвоката, ни обвиняемого Росоловского – не возмутили мои два шага вперёд – два шага назад. На цыпочках! Никого – за исключением товарища № ОП 19461 в чёрном.

Сидя за моей спиной и он, верно, начал догадываться, что перестарался в своём рвении. Ибо коллеги-тележурналисты (их к большей подвижности профессия обязывает) достаточно свободно передвигались по залу судебного заседания. И бегать ни за одним из них смелый пристав не стал.

Щёлкания по носу одного из «понашедших», решил, видимо, достаточно.

А мне, право, любопытно. Прямо за спиной пристава № ОП 19461 находился пресс-секретарь Новгородского районного суда Валерий Таганский. И стоило ведь, прежде чем тянуть ко мне руки, просто спросить умного человека, всё ли в порядке, – повод для инцидента был бы исчерпан.

А пристав № ОП 19461 – с шашкой наголо. Неприятно. Унизительно. Обидно. Некрасиво.

Поскольку же в действиях пристава № ОП 19461 мне видится и превышение должностных полномочий, и воспрепятствование законной деятельности журналиста, просим считать эту публикацию официальным обращением к руководителю Управления Федеральной службы судебных приставов по Новгородской области Татьяне Безызвестных (на фото – она) с просьбой о проведении служебной проверки.

Одно знаю точно: стучать по спине незнакомого человека, да ещё – вдвое старше по возрасту, это именно то, о чём я говорил чуть раньше: хамство.

Увы, это далеко не первый случай, когда приставы, работающие в судах, ведут себя, мягко говоря, невежливо (и – юридически неграмотно). Как правило, руководство УФССП, пытаясь объяснить возникшие конфликтные ситуации, сетует на то, что берут на службу людей не отягощённых ни особым образованием (об юридическом я уж не говорю), ни особым воспитанием: зарплата скромная, и не многие – рвутся. Системная, так сказать, проблема.

Преодолеть систему, согласен, сложно. Но вот вам частный конкретный случай. С моей точки зрения, действия пристава № ОП 19461 ни что иное как провокация. «Надави» он ещё чуть-чуть, и получилось бы какое-нибудь неповиновение его действиям – власть-то большая дана. И – лишняя звёздочка на погоны? Серьёзная ведь, на самом деле, проблема!

Так что убедительнейшая просьба к руководству регионального УФССП: во избежание подобных инцидентов хотелось бы здоровой реакции. Хотя бы воспитательную беседу проведите! Человек явно не пригоден для исполнения публичной роли. Не должен он представлять уважаемое УФССП в публичном месте, коим является суд! Не должно быть у УФССП такое лицо!

А фронт работ судебных приставов – вполне себе широк. Вот и устройте человека в такое подразделение, где требуются не «шашка наголо» в отношении беззащитного журналиста, а конкретная и чуть более сложная работа, скажем, по взиманию долгов. А этим ведь по сей день, я слышал, и женщины занимаются! Там, мне кажется, явление пристава № ОП 19461 будет более естественным. Это моё доброе журналистское пожелание. Хотя… Пословица одна русская вспоминается.

Кстати, на пристава № ОП 19461 я обратил внимание ещё до начала процесса. Когда коллеги-тележурналисты установили камеры, он проявил бдительность по отношению к одному из них. Заявил вдруг, почему это он снимает, хотя разрешение на проведение съёмки ещё не получено.

Коллега, кажется, даже опешил. «Не снимаю я», – сказал.

Этим пристав № ОП 19461 полностью удовлетворился.

Хотя, строго говоря, объясняться с ним коллега вовсе не был обязан. Разрешение испрашивается именно на съёмку судебного процесса. А в этом случае судья ещё не объявила процесс открытым. Не его, значит, дело…

И, кстати, хотелось бы не только номер, но и фамилию – в студию!

Фото с официального сайта Управления Федеральной службы судебных приставов по Новгородской области.