Продажная новгородская журналистика. Часть вторая. Львовский, который сдаст всех

Он сидит напротив. Вечно бодрый и насмешливый человек в полувоенной рубашке, очках с замутнёнными стёклами и характерной рыжей бородкой. Внешне он очень похож на позднего Хемингуэя.

Представьте себе Эрнеста Хемингуэя, который в молодости не пошёл добровольцем на Первую Мировую, который не воевал в Италии, не уехал в Париж после войны, не слонялся по парижским кафе 20-х, где красное вино стоило дешевле, чем вода из Сены, а затем не поехал сражаться в Испанию, не ловил в Карибском море огромных, зубастых рыбин с мостика собственной яхты. И самое главное – не написал ни одной великой книги, ни одного стоящего рассказа.

Представьте себе Хемингуэя, который до пятидесяти лет жил в Богом забытом посёлке Марёво, а разменяв полтинник, внезапно приехал покорять Великий Новгород.

Самый известный новгородский «продажный блогер», «главный губертролль», «придворный шут» и «блогер-свиновод». Некоторые из этих терминов он придумал сам, а некоторые беспощадно эксплуатирует для роста собственной известности.

Пятница, вечер. Мы играем с ним партию в шахматы, и Львовский рассказывает о своих приключениях.

Первое правило лжеца – искренне верить во всё, что говоришь собеседнику.

Лучше быть первым в деревне…

Олег Кузнецов: Твоя история известного блогера началась с того, что губернатор Митин подарил тебе свиней?

Владимир Львовский: Ну свиньи, то есть поросята, – это же унижение было. Всё началось раньше. Изначально я в 2005-м году вступил не в блогерство, а в политику. Интернет в Марёво тогда ещё не провели, про блогеров мы только в газетах читали.

Олег Кузнецов: И как началась твоя карьера политика?

Владимир Львовский: В 2005-м году приехал ко мне мой приятель и говорит: «Я хочу быть главой Марёвского района. Вова, будь моим начальником штаба!».

Олег Кузнецов: Наверное, мешок муки предложил в качестве оплаты. И что же ты, сразу согласился?

Владимир Львовский: Я ему честно описал его перспективы. Ну вот знаешь, как бывает, когда приходит к тебе друг с бутылкой водки и предлагает выпить. И ты чувствуешь, что всё плохо кончится, но сидишь с ним и пьёшь.

Вот точно так же вышло у меня с моим первым политтехнологическим заходом. Выборы мы проиграли, набрали 800 голосов, а для победы нужно было 1100.

Олег Кузнецов: И политика тебя засосала?

Владимир Львовский: Я к тому времени уже был депутатом Марёвской районной думы. Одним из шести. Выиграл выборы в честной борьбе.

Олег Кузнецов: Вне всяких сомнений, в Марёвской думе ты сразу примкнул к фракции сумасшедших аграриев?

Владимир Львовский: Нет, я был независимым, хотя и вёл параллельно несколько партийных проектов. Но исключительно как политтехнолог, а не как член партии.

G4YLdl3R 3E

«От Юли я денег не брал»

Владимир Львовский: А потом к нам наконец-то провели интернет, и сразу появился Марёвский форум. Три года мы на нём писали. Потом меня на этом форуме забанили, потому что я всё время троллил местную службу занятости.

Олег Кузнецов: Ты уже тогда выступал под ником marevolev?

Владимир Львовский: Да, этот ник я придумал за долю секунды, когда создавал свой первый почтовый ящик.

Олег Кузнецов: А чем на жизнь зарабатывал в ту пору, когда продажное блогерство ещё не оплачивалось?

Владимир Львовский: Ну к тому времени я уже уволился из электросетей. Я сознательно пошёл на этот шаг, потому что хотел заниматься организацией политических процессов.

Олег Кузнецов: Политических процессов в Марёво? В голове не укладывается.

Владимир Львовский: Да, в первую очередь, в Марёво.

На карьеру блогера меня благословили две замечательные женщины – журналист Ольга Кустова (Ларина) и политтехнолог Юлия Бороненко.

Кустова взяла у меня интервью для ФУЛ-ТВ. Я тогда впервые за свою блогерскую активность деньги получил. Нам с другом за поездку в Новгород компенсировали ГСМ, ну и «на пожрать» тоже дали.

Олег Кузнецов: То есть получается, что Кустова-Ларина приучила тебя брать деньги за твою активность в сети?

Владимир Львовский: Да, приучила, и я вошёл во вкус.

Олег Кузнецов: А с Бороненко как познакомился?

Владимир Львовский: С Бороненко познакомился, когда она приезжала к нам на избирательную кампанию.

Тогда в 2009-м году у нас вообще интересная ситуация сложилась на выборах главы. Был создан спойлер (фиктивный кандидат – ред.) и он – неожиданно для всех – победил кандидата от Единой России. И Бороненко приезжала, вроде как по поручению Варфоломеева, разруливать ситуацию.

В итоге выборы признали недействительными, а я познакомился с Юлей Бороненко. Она себя на публике показывать не хотела, а меня использовала, постоянно вперёд выталкивала.

Олег Кузнецов: Бороненко тебе платила за это?

Владимир Львовский: Нет, от Юли я денег не брал. У неё и не принято деньги раздавать. Умная такая дама. Я не могу сказать, чтобы коньяк ей вредил.

От младшего губертролля до Союзника Губернатора

Олег Кузнецов: И вот тогда, с подачи Кустовой и Бороненко, ты впервые стал посматривать в сторону Новгорода?

Владимир Львовский: Ну да, я их считаю такими моими «крёстными мамами», многому очень от них научился.

Зарегистрировался на новгородском Форуме умных людей, создал на нём марёвскую тему и стал долбать её, долбать со всем своим усердием, каждый день.

И когда марёвская тема разрослась, и про блогера из деревни Марёво уже разные СМИ стали статейки пописывать, случилось так, что Сергей Герасимович Митин решил завести себе блог в интернете.

Олег Кузнецов: Это же эпоха Медведева, наша краткая либеральная оттепель! Тогда все чиновники враз блоги завели.

Владимир Львовский: Вот и Митин завёл блог. А Ольга Кустова мне говорит: «Вова, напиши что-нибудь, проверь, нет ли модерации?».

Олег Кузнецов: И ты решился проверить губерблог на модерацию?

Владимир Львовский: Да, и я начал ежедневно строчить комментарии в губерблог.

Олег Кузнецов: Пока бесплатно?

Владимир Львовский: Просто чтобы заметили. Первые деньги я стал потом получать от Бори Островского (советник и пресс-секретарь губернатора Митина в ту страшную эпоху – ред.).

Олег Кузнецов: Каким образом?

Владимир Львовский: Кэш (наличные – ред.).

Олег Кузнецов: А за что?

Владимир Львовский: Ну вот, например, Островский приглашает меня к себе, на третий этаж областной администрации, в кабинет напротив губернаторского, все дела, и мы с ним обсуждаем разные моменты. Он меня считал союзником в развитии информационного пространства области.

Олег Кузнецов: И заказывал тебе комментарии в губерблоге? Вроде того, что наш дорогой Сергей Герасимович – красавчик и умница, а условная Анна Фёдоровна – просто мелкобуржуазная прошмандовка?

Владимир Львовский: Нет-нет, он не указывал, что именно мне писать. Просто давал темы. Просил привлечь внимание к какому-то определённому вопросу. К какой-то ситуации или к какому-то району области.

ZdaZv95dxjo

«Даже радистки у меня не было»

Олег Кузнецов: Много тогда тебе за это платили?

Владимир Львовский: Ну, с голоду я не умирал. Нормально платили. Тысяч двадцать пять в месяц.

Олег Кузнецов: В 2010-м? Это как сейчас, примерно, пятьдесят?

Владимир Львовский: Да, примерно. И ещё кое-где получал. В тех же «Ваших новостях», при Лавровой (главред ВН в ту смутную эпоху – ред.), я единственный из внештатников получал и оклад, и гонорары.

Олег Кузнецов: А основные заказчики из правительства области платили кэшем?

Владимир Львовский: Нет, по договорам стали оформлять.

Олег Кузнецов: И как это произошло?

Владимир Львовский: Была такая ситуация. Прихожу к Островскому, он вызывает к себе руководителя ОГАУ АИК. И вот сидим мы в кабинете втроём, и Борис Александрович ему говорит такую фразу, дословно: «Ориентирую: Владимир Михайлович – наш человек, взять его на зарплату и платить!».

Олег Кузнецов: То есть, вся эта практика с липовыми договорами на «аналитические услуги» задолго до Гусева началась?

Владимир Львовский: Да-да, именно так. Тому же Фиме-психопату (питерский блогер, в эпоху Митина внезапно заинтересовавшийся жизнью Новгородчины – Ред.) платили, всё это можно найти. Дальше уже под копирку делалось.

Олег Кузнецов: То есть первым генератором идеи и продюсером новгородской «фабрики троллей» выступил Островский?

Владимир Львовский: У него была задумка создать форум на сайте Правительства области, и я даже был назначен там модератором. Мне даже пароли от него дали!

 Олег Кузнецов: И почему эту идею зарубили?

Владимир Львовский: Потому что Борис Александрович Островский ушёл с должности и весь проект посчитали нецелесообразным.

Олег Кузнецов: То есть, Островского убрали и ты, по сути говоря, оказался секретным агентом, лишившимся связи с Центром?

Владимир Львовский: Да, ни связи, ни указаний по работе. Даже радистки у меня не было. И самое главное, по моим подсчётам, они остались мне должны 80 тысяч. А дальше - делай, что хочешь и твори, что хочешь.

О дальнейших удивительных похождениях Владимира Львовского, о том как он собственноручно взрастил и чужими руками зарезал губернаторских поросят, о том какие невероятные суммы ему предлагались и сколько в итоге ему заплатили, а также о его прошлых покровителях и подельниках, занимающих и сейчас высокие посты в органах власти и СМИ, читайте в следующем выпуске «Продажной новгородской журналистики».

Львовский далеко не прост. Львовский раскаялся, но он многое помнит и никого не простил. Он всех купит и всех продаст.

Трепещите!