Бойцов, Дорошев, Топор… «Дело скандальных аудиозаписей» возвращается в суд

Завтра в Новгородском районном суде начнётся повторное рассмотрение уголовного дела, которое претендует на лавры «самого громкого дела Новгородчины». Того самого «дела скандальных аудиозаписей», где одним из свидетелей – бывший депутат облдумы Леонид Дорошев, потерпевшим – нынешний депутат облдумы Роман Нисанов, а обвиняемым – бывший сотрудник ОБЭП Павел Бойцов.

Первая и вторая попытки

«Полпьесы» уже прошло, журналисты без устали посещали судебные заседания, многие обстоятельства нашумевшего дела известны народу. Поэтому перед началом «второй попытки» мы хотим кое-что подытожить, абсолютно не претендуя на истину в последней инстанции.

Итак, один раз Новрайсуд уже рассматривал это дело: с февраля по май прошлого года. Но тогда никакой развязки оно не имело: по истечении трёх месяцев судья Максим Муравьёв согласился с доводами стороны защиты Бойцова и вернул дело прокурору «для устранения препятствий рассмотрения судом».

Препятствия же, в частности, были усмотрены в том, что в обвинении не было однозначной формулировки: действия Нисанова преступные или нет. По мнению адвоката Алексея Горохова, представляющего интереса Бойцова, обвинение содержало двусмысленность: при описании деяний Бойцова следователь указал, что тот, шантажируя Нисанова, «угрожал распространить» аудиозаписи, которые содержат сведения о «возможной» преступной его деятельности.

После того как суд вернул дело прокурору в истории наступила пауза, которая, по сути, завершилась лишь сейчас.

Нелюбовный треугольник

Для тех, кто не следил за этой историей, сделаю необходимые пояснения.

Когда-то бывший «обэпник» Бойцов состоял на службе у гендиректора ООО «Новгородский бекон» Нисанова: выполнял работу в интересах «Новгородского бекона» по выявлению расхитителей собственности предприятия. Не всё, надо думать, в отношениях двоих людей было идеально.

Не то в 2014-ом, не то в 2015-ом годах на новгородских горизонтах появился ещё один человек, сыгравший очень важную роль в этой истории. Речь идёт о «сотруднике ФСБ Санкт-Петербурга» Юрии Петровиче Наумове. Он же – «лжефээсбэшник» Радик Робертович Шайхуллин.

По объяснениям Нисанова, прозвучавшим на судебном процессе № 1, этот человек – ещё под именем Юрия Петровича Наумова «из ФСБ» явился к нему в начале 2015-го года.

– Зачем? С какой целью? Мотив своего появления вам объяснил? – задавал вопросы адвокат Горохов.

– Это было знакомство. Просто знакомство, и всё, – отвечал Нисанов.

Вместе с тем, однако, на том судебном заседании он утверждал, что после знакомства отправился к начальнику городской полиции Сергею Максимову, сообщил о визите и с тех пор принимал участие в ОРМ в отношении этого человека, записывая все разговоры на диктофон и передавая те записи «оперативным сотрудникам УМВД РФ по г. Великий Новгород».

Бойцов же стоит на том, что знакомство (и его самого, и Нисанова) с «Юрием Наумовым» состоялось раньше. Как рассказывал в суде, ещё в апреле 2014-го года этот «Юрий Петрович» совершил по отношению к нему, Бойцову, акт устрашения.

По его показаниям, в тот день он мирно беседовал с заместителем гендиректора «Новгородского бекона» Денисом Большаковым, как вдруг возле их машины остановился «Мерседес» с несколькими людьми на борту, в масках и с автоматами. Оставив Большакова в недоумении на трассе, самого Бойцова погрузили в «Мерседес» и вывезли в Петербург. При этом один из мужчин, одетый в гражданскую одежду, представился как «Юрий Петрович Наумов из ФСБ» и потребовал, чтобы Бойцов «с ним сотрудничал, сообщал имеющуюся информацию в отношении Нисанова, так как они занимаются его разработкой». Запуганный человек вынужден был согласиться.  

А в ноябре всё того же 2014-го года, по показаниям Бойцова, он был избит («железными палками») уже якобы по поручению самого Нисанова неизвестными ему людьми в присутствии известного «Наумова». И всё это снималось на камеру, как полагает Бойцов, для «отчёта».

Чем подтверждается факт нападения на Бойцова в апреле? Хотя бы показаниями Большакова, не отрицающего, что инцидент – был. Чем подтверждается факт нападения на Бойцова в ноябре? Не только свидетельствами отца Бойцова и его знакомой, которые своими глазами видели следы побоев, но и… аудиозаписью. Одной из тех, «скандальных»…

«Флэшка»

Как ныне утверждает Бойцов, обладателем тех аудиозаписей он стал в результате того, что однажды «Юрий Петрович» опрометчиво дал ему свою «флэшку», чтобы Бойцов скопировал (цитата по диктофонной записи) «какую-то информацию, его интересовало что-то связанное с Дорошевым, по-моему, или что-то ещё». Бойцов флэшку взял, открыл её… А там – в общем, всё то, что и получило в нашей области известность как «скандальные аудиозаписи».

БОЙЦОВ 1

Всё это он скопировал и для себя. Среди обнаруженного «богатства» были записи разговоров двух мужчин, касающихся и Леонида Дорошева, и Павла Гальченко, и предпринимателя Евгения Королёва, и тренера по джиу-джитсу Владимира Топора, и… его самого.

О нём самом, например, собеседники вели такую беседу.

«Первый собеседник. Так, основное, по Бойцову у нас есть результат. Вы посмотрите?

(…)

Камеру оставить?

Второй собеседник. Не надо, я всё видел, вопросов нет.

Первый собеседник. Так что так вот, это самое, летального исхода, я думаю, не будет, дай Бог, а трубы трубами (…), не арматура, а пустая труба, то есть вот так вот…».

Бойцов не сомневался, что разговор идёт именно о той ноябрьской истории.

О содержании бесед на темы «Дорошева и Топора», где обсуждались вопросы расправы с ними, сказано уже немало.

Миллион – в мусоре

После того как Бойцов стал обладателем столь интересной информации он и оказался на скамье подсудимых.

Обвиняется он ныне в том, что, заимев «компрометирующие» Нисанова аудиозаписи, предпринял попытку его шантажа, которая завершилась тем, что 29 февраля 2016-гого года в гостинице «Парк Инн» состоялась передача «откупного». После чего Бойцова и задержали, потому как Нисанов заранее обратился в полицию.

О передаче денег в суде Бойцов рассказывал так: когда охранник проводил его в зал, там уже сидел Нисанов, который сразу же отдал пакет. Без лишних разговоров вышел из зала. Такое поведение «партнёра» Бойцова насторожило. Поэтому пакет он не стал даже разворачивать: «Подумал, может, там наркотики или ещё что запрещённое». Вышел в холл и выбросил пакет в мусорную корзину.

А задержали Бойцова на выходе из гостиницы. Потом из мусорной корзины (представляете, кому-то могло повезти!) извлекли пакет с миллионом рублей.

Не с миллионом даже, а с 1 (одним) миллионом 5 (пятью) тысячами рублей.

Очень интересный момент. По материалам дела, сначала Бойцов требовал 50 миллионов, потом 25, потом 10.

Почему в конечном итоге получилась не совсем круглая цифра: не 1 миллион и не 10 миллионов? Так, наверное, и потому тоже, что «свыше 1 миллиона рублей» – это «особо крупный размер» (ч. 3 ст. 163 УК РФ с наказанием до 15 лет лишения свободы), а «до 1 миллиона рублей» – это просто «крупный размер» (ч. 2 ст. 163 УК РФ с наказанием до 7 лет лишения свободы).

«Попали, короче, в шею, ключицу…»

Позиция стороны защиты в суде № 1 была такой: российское законодательство стоит на страже именно «законных интересов» граждан. А с точки зрения того же адвоката Горохова (и свидетеля Дорошева, и свидетеля Топора), интересы г-на Нисанова, если, конечно, именно его голос запечатлён аудиофайлами, вряд ли можно назвать законными. Посему, полагала сторона защиты, угроза предать гласности факты, свидетельствующие о противоправных намерениях (Дорошев) и противоправных деяниях (Топор и сам Бойцов), не может расцениваться как «угроза законным интересам».

Напомню: с целью идентификации голосов мужчин, обсуждающих «проблему Дорошева» (похитить, «обработать», вколоть наркотик, произвести выстрел «в ногу, прямо в колено», а потом ещё и устроить ДТП, финальным аккордом чего должен стать шум в сети интернет: смотрите, мол, на этого депутата – конченный ведь наркоман!) он сам инициировал проведение фоноскопического исследования в московском «Центре лингвистических экспертиз», которое подтвердило предположение Дорошева о том, что один из мирно беседующих мужчин ни кто иной как его бывший коллега по облдуме Роман Нисанов. Обращался Дорошев и в региональный СУ СК, в том числе, лично к г-же Гилиной, стоявшей тогда во главе ведомства, с заявлениями о возбуждении уголовного дела по факту подготовки покушения на него. В возбуждении уголовного дела, как все мы знаем, отказано.

Дорошев1

Напомню: с заявлением о возбуждении уголовного дела в полицию обращался и Владимир Топор, «воздействие» на которого не ограничилось планами. Дважды мужчина становился жертвой вооружённых нападений. Причём в аудиозаписях есть прямое указание на «объект преступных посягательств»: («По Топору… Ему стреляли в ногу. Он залез в машину, закрылся… Попали, короче, в шею, ключицу, ещё и в ногу… Машина вся у него прострелена – «Ягуар» ... Куда он сейчас делся, не знаю... Будем искать, добивать или что? Как вот вы сами-то думаете?»). Как мы уже сообщали, по этим фактам уголовные дела были возбуждены, но сейчас они приостановлены «за неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности». Шайхуллин таковым не признан – вопреки всякой логике, считает Топор.

топор

Напомню: о том, что «сотрудник ФСБ Юрий Петрович Наумов» – на самом деле «лжефээсбэшник» Радик Робертович Шайхуллин, было установлено в период следствия по делу о вымогательстве. В сентябре 2016-го года человек, воспринимаемый и Топором, и Дорошевым как «исполнитель», был доставлен в Новгород и допрошен следователем СУ УМВД по Новгородской области А. Ивановым. Насколько известно, при прослушивании аудиозаписей Шайхуллин узнал и свой голос, и голос директора «Новгородского бекона». И подтвердил это «под протокол».  

Но после вынесения постановления о прекращении уголовного преследования Шайхуллина по делу о вымогательстве, его тут же… отпустили восвояси. Несмотря на явно выявившуюся цепочку («по Топору») от «Короче, четыре пули ему туда засадили» до «Узнаю свой голос».

И, наконец, напомню, что допрошенный в качестве потерпевшего судом № 1 Нисанов, отвечая на вопросы адвоката Горохова, сообщил, что свой голос на тех аудиозаписях… не узнаёт.

В связи с чем возникло ощущение уже полного абсурда и много-много вопросов. И первый: что это за «компромат», если к «компрометируемому» он не имеет отношения? Если это не он «заказывал» «прострел колена» Дорошева и нападение на Топора, то почему Бойцов «предъявлял» ему?

Не важно: правда или нет?

Трудно объяснить и столь долгую паузу, взятую следственным органом для пересоставления обвинения Бойцова.

Тем более, как убедились и он сам, и адвокат, обвинение практически не претерпело изменений.

Лишь преамбулы имеют различие: если в постановлении от 19 декабря 2016-го года говорится об аудиофайлах как о содержащих сведения о «возможной преступной деятельности Нисанова Р.Г.», то в постановлении от 23 октября 2017-го года говорится о тех же аудиофайлах, как о содержащих сведения «об организации и осуществлении применения насилия в отношении Дорошева Л.К., Королёва Е.В., Гальченко П.Г., Бойцова В.П. и Топора В.Б., (…) осуществлении похищения Дорошева Л.К. (…), незаконных приобретении и сбыте Дорошеву Л.К. путём подкидывания наркотических средств и оружия, а также совершении иных противоправных действий (…) со стороны Нисанова Р.Г., позорящие последнего, порочащие честь, достоинство и подрывающие репутацию Нисанова Р.Г.».

Таким образом, надо полагать, следователь СУ областного УМВД А. Иванов решил, что вышел из затруднительного положения. Он не дал оценку деятельности Нисанова как «преступную», как «возможно, преступную» либо «сугубо законопослушную», но признал, что сведения, которые могли быть распространены, – «позорящие последнего, порочащие честь, достоинство и подрывающие репутацию Нисанова Р.Г.».

Обвиняемый Бойцов обращался и к следователю, и в прокуратуру с заявлениями о разъяснении.

На прошлой неделе получил ответ прокурора области Андрея Гуришева, где тот, ссылаясь на пленум Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о вымогательстве», указывает, что «под сведениями, позорящими потерпевшего (…), следует понимать сведения, порочащие его честь, достоинство и подрывающие репутацию (например, данные о совершении правонарушения, аморального поступка)».

«При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство».

Аналогичную позицию, полагает прокурор, высказал и Конституционный суд РФ.

Но оценка на предмет «законны» либо «незаконны» интересы потерпевшего, на охрану которых встаёт правоохранительная система, отсутствует и здесь.

Все выводы делать – суду.

Судить Бойцова на процессе № 2 будет председатель Новгородского районного суда Юрий Кольцов.

О ходе судебного следствия мы будем информировать читателей.

(Иные подробности этого дела здесьздесьздесьздесь и здесь)

Фото автора.