Никитин и Пустота

Главный ужас власти состоит в том, что чем более высокий пост занимает руководитель, тем большим объёмом информации он обладает и тем меньше важных решений он может принять по собственной инициативе.

Губернатора далеко не всегда играет свита. Но наличие в свите главы региона «групп влияния» с несовпадающими, а зачастую и противоположными интересами заставляет его искать компромиссы и отказываться от собственных далеко идущих планов.

А вот для широких слоёв населения, которые видят политику только в телевизоре и в интернете, фигура губернатора предстаёт окружённой ореолом всемогущества. Представляется, что одним мановением руки он способен ликвидировать бедность, уничтожить коррупцию, заставить экономику процветать, нивы колоситься, чиновников добросовестно выполнять свои обязанности, а разбитые десятилетиями дороги в одно мгновение станут исправными. Стоит только губернатору захотеть.

Легко понять, что при таком колоссальном объеме разносторонних ожиданий выполнить их все, даже частично, практически невозможно.

Ещё в первые дни после назначения Андрея Никитина временно исполняющим обязанности главы региона немногие прозорливые наблюдатели отмечали, что всеобщая эйфория и ликование проходят на чересчур уж возвышенных и восторженных тонах, а потому малейшая неудача в деятельности нового главы может породить обратную волну настроений и смениться разочарованием.

Первые разочарованные появились уже в течение первых недель. Это были те новгородские чиновники и бизнесмены, которые по тем или иным причинам рассчитывали, что новый губернатор их немедленно примет, обласкает и, словно золотая рыбка, выполнит все самые заветные желания.

Но Никитин от таких искателей фортуны держался независимо и даже отстранённо.

Стало понятно, что лихим кавалерийским наскоком главу региона не одолеть, проводники и советчики из местных ему не нужны, и во всех вопросах он предпочитает разбираться сам, составляя о людях и ситуациях собственное мнение.

Это настораживало и обижало местную элиту, привыкшую иметь доступ к рычагам управления. На какое-то время пустота вокруг нового губернатора нарастала и становилась гулкой.

Потом наступила краткая эпоха стратегических сессий, количество «варягов» во власти стремительно росло, на глазах менялся сам стиль и язык региональной власти.

И хлынула новая волна ловцов удачи, которые искренне поверили, что стоит только начать громко лопотать на непонятном языке москвичей слова «проектное мышление», «форсайт-сессия» – и тотчас тебя примут за своего и примут в команду.

В этой нахлынувшей на Никитина мутной волне местных авантюристов преобладали уже не политики и бизнесмены, а «неравнодушные общественники» и «представители глубинки».

Во многом здесь сыграло роль инерционное восприятие новой команды губернатора как всего лишь смены первых лиц области, с сохранением всех старых правил игры.

Ставший привычным за годы нахождения у власти прошлой команды стиль управления очень напоминал атмосферу дворянской усадьбой позапрошлого века – всесильный и грозный барин, легко карающий и легко награждающий за верность, надменная к низшим и раболепная к высшим челядь, могущественные тайные советчики (зачастую не уступающие в размерах властных полномочий барину), кучки прихлебателей и шутов.

В этой своеобразной и архаичной атмосфере умело и вовремя поданный совет или удачная шутка могли сделать карьеру, а интрига соперника или минутный гнев барина – карьеру обрушить. Примеров того и другого за девять лет накопилось множество.

К огромному разочарованию оставленной без хозяина челяди оказалось, что все их испытанные приёмы и ловкие ходы больше не работают.

Тайные наветы и нашёптывания остаются без внимания, а подаренный бывшим придворным шутом губернатору каменный жернов остаётся сиротливо валяться там же, где был подарен.

Пресс конференция Никитина 110 цвет


Аналогичным грустным и униженным разочарованием обернулись все попытки местных оппозиционных политиков и их политтехнологов скрестить шпаги с командой нового главы региона на электоральном поле.

Ни одна из предпринятых информационных атак не увенчалась успехом, второго тура голосования добиться так и не удалось, а низкая явка избирателей на участки, на которую до сих пор с торжеством указывает оппозиция, куда легче объясняется лояльностью населения к новой власти, нежели протестными настроениями.

Как бы то ни было, но процедура выборов и официальное вступление в должность дали Андрею Никитину необходимую легитимность и осязаемые полномочия.

Как эти полномочия будут реализовываться на практике – покажет самое ближайшее будущее.


Но уже ясно одно: Никитин пришёл в Новгородскую область всерьёз и надолго.


Все досужие разговоры в сетях о том, что его непременно отзовут обратно в Москву, то ли в марте следующего года, то ли в апреле, а в мае уж точно – не более чем досужее и пустое гадание на кофейной гуще, забавы отставных политтехнологов, не более того.

С каждым месяцем видно, как всё более уверенно и со всё более растущим пониманием Андрей Никитин входит в суть многообразных проблем области. Здесь всё больше видны его качества технократа, а не большого барина или робкого назначенца Москвы, к которым мы привыкли.

Он последовательно выявляет проблемы и действительно ищет пути их решения.

А проблем у нас хватает. Маленький и очень бедный регион со стремительно стареющим населением, оттоком молодёжи вовне, слабой экономикой, разрушенным сельским хозяйством и ничтожными ресурсами для роста. Ну чем не задача для молодого и амбициозного управленца, который буквально на днях отметил 38-й год рождения?

Мы не знаем пока – удастся ли команде Андрея Никитина добиться достижения поставленных задач и вдохнуть жизнь в область, на которую давно уже махнули рукой записные столичные аналитики, наперебой предлагая присоединить её то ли к Псковской, то ли к Ленинградской.

Слишком много препятствий на пути у новой команды и крайне мало ресурсов - кадровых, финансовых, организационных.

Но Пустота вокруг Андрея Никитина постепенно, на глазах сокращается. Она заполняется людьми и проектами развития области.

Фото на главной: Павел Матвеев.