Плата за место под солнцем: как главред «Эха Москвы» поддержал своей репутацией губернатора Новгородской области Андрея Никитина

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в Великом Новгороде — согласитесь, звучит сильно. По крайней мере, интригующе. Грех пропустить. А если его персона еще и усилена губернатором Новгородской области Андреем Никитиным, человеком еще малоизвестным (была лишь одна пресс-конференция по факту вступления в должность), да еще и в формате открытого интервью, то вообще событие подползает к чему-то крайне неординарному. Но так ли уж оно удивительно и действительно стояще — хотя бы в смысле затраченного времени?

Нет, конечно, сам по себе господин Венедиктов личность преинтересная, если не легендарная: главред, по сути, одного из самых оппозиционных радио и портала, отметим попутно, с очень качественным как новостным, так и аналитическим контентом, сумевший выжить, то есть вытянуть свое предприятие, при нескольких правителях. Причем очень так неплохо выжить. Что, конечно, внушает уважение. Ну и кой-какие сомнения и опасения, но куда ж без них, без родимых-то? Понятное дело, никуда. Что ни в коей мере не сказывается на уровне профессионализма главреда «Эха Москвы» — это, пожалуй, единственное, что под сомнение даже не ставится. Однако послушаем, что на сей счет говорит сам господин Венедиктов:

Венедиктов 014 цвет

«В этой связи очень важно понимать, что если вы занимаетесь профессией, то у вас могут быть дружеские отношения… У меня дружеские отношения практически во всех политических кругах. Да, я дружу с пресс-секретарем президента Путина Дмитрием Песковым и очень дружил с Борисом Немцовым. Дружил — это значит мы говорим о семьях. При этом политические взгляды могут быть абсолютно разные. У нас с Андреем Сергеевичем, наверное, тоже много разного во взглядах на Россию, на историю. Но это не мешает нам тесно общаться. Просто мы относимся друг к другу профессионально. И по-дружески. Поэтому в этом смысле рецепт простой: честность. То, что я говорю по радио, то я говорю и президенту. Одно и тоже. Я никогда не говорю одно там, другое — сям. Мне кажется, что для журналистов, сейчас особенно, когда каждый человек имеет аккаунт в социальных сетях, очень важно вспомнить, что основа нашей профессии — это не умение правильно написать слова, а это — репутация. И репутация — это вещь вполне материальная. И если про вас знают, что вы, может быть, дурак, но честный — это вопрос репутации. Наша репутация известна, публична, мы, соответственно, двадцать семь лет на рынке. Наши правила, наши отношения никогда не меняются».

Вот такая самопрезентация и одновременно презентация своего издания, что, по сути, одно и то же: имя господина Венедиктова намертво связано с «Эхом Москвы». И в самом деле, если так посмотреть, то его слова не расходятся с делом и поэтому звучат убедительно, настраивая зрителя/читателя на определенный лад. За господином Венедиктовым стоит репутация, он — честный, следовательно, ему можно верить, потому что он говорит правду. Вот такой нехитрый месседж всего этого достаточно развернутого пассажа. Отсюда вопрос: верить чему?

Венедиктов 040 цвет

Венедиктов отвечает сам:

«Что касается «повезло-не повезло» (новгородцам с губернатором — прим. автора)… Я не знаю. И я вам скажу, почему я не знаю. Потому что, на самом деле, любой губернатор и, соответственно, Андрей Сергеевич, он не существует один. Он существует в системе поддержки и сопротивления. И когда будут приниматься те или иные решения, когда власть принимает решения, она принимает компромиссные решения. Она принимает решения, исходя из тех условий, которые есть, из тех ресурсов, которые есть, и под давлением разного. Вот сейчас вы осуществляете давление на губернатора и правильно делаете. И он, может быть, примет решение, которое вы хотите, чтобы он принял. И найдется масса людей, которым это решение не понравится. (…) И вот эта история, когда губернатор будет уходить с этого места, не сейчас, сейчас неинтересно, сейчас нечего сказать. Сейчас мы можем сказать о стартовых данных: да, он молодой, да, онсовременный, да, он очень внимательный, это я знаю по прежней его работе, к тому, что говорят люди, которые ему не нравятся, это я тоже знаю, и он не любит нравиться. Вы знаете, в нашем цифровом мире и в мире прозрачном, с соцсетями, с пиаром, который довлеет уже над всем, и со всеми делами. Действительно, находясь на публичном поле, люди начинают выпендриваться, это правда, это психология. (…) Так вот, Андрей Сергеевич не пиарится в том смысле, что продает себя как номер один. Конечно, пиарится и, конечно, продает. Это — часть его работы. Но для него, насколько я его знал до губернатора, не знаю, может сейчас он будет ходить в бумажной короне, рубить головы на Софийской под камерами, а потом это окажется клюквенный сок, на самом деле, на сегодняшний день его большое качество, на мой взгляд, для политика очень важное в нашу эпоху, не поддаться вот этому пиару. Не работать там на одного зрителя — президента, да таких же полно, вы же знаете, или перед выборами работать на того или на того: вот вам по двадцать рублей».

В чем смысл этого пассажа, учитывая предыдущий? Очень просто: Венедиктов, по существу, пользуясь своей репутацией, ручается за господина Никитина. Это такой осторожный пиар. С одной стороны, он снимает с губернатора часть ответственности, делая его структурным элементом («Он существует в системе поддержки и сопротивления»), с другой — подчеркивает его положительные качества, которые из его уст звучат как некие аксиомы. Что, разумеется, не может не подействовать на образ господина Никитина. Ему, губернатору, можно доверять — таков месседж пассажей Венедиктова. И ради этого он приехал в Новгород, ради этого —объявить, что Никитину можно доверять? Как-то странно получается, не находите?

Венедиктов 012 цвет

Но давайте подумаем. Сам формат встречи был весьма специфический. Признаться, я полагал, что это господин Венедиктов будет брать интервью у господина Никитина, а получилась нечто похожее на пресс-конференцию губернатора области, на которой главред «Эха Москвы» играл какую-то странную роль — роль поддержки губернатора, которого опрашивали журналисты. Поддерживал и отвлекал лишнее внимание (огонь) на себя.

Понятно, что это «открытое интервью» устраивалось для того, чтобы поднять рейтинг доверия Никитина благодаря репутации Венедиктова. Но для чего? Да очень просто: народное доверие Никитину как ставленнику Путина обеспечит более высокую явку на президентских выборах — дабы у мировой общественности даже не наметилось ни малейшего вопроса относительно их легитимности. И сложно поверить, что такой матерый журналист, как господин Венедиктов этого не понимает. Конечно, понимает. Но ничего не поделаешь: за место под солнцем нужно бороться.

Фото Николая Велицкого