Новгородские сатанисты и каннибалы. К истории вопроса

Вчера мы рассказали об итогах следственной работы по делу об убийстве женщины в Валдае в праздник 8 марта. Особый резонанс эта история приобрела из-за того, что в своих первоначальных показаниях обвиняемый Дмитрий Лучин рассказывал, как «отведал» кусочки мозга своей жертвы и запил её же кровью.

Как добавил следователь Валдайского МСО регионального СУ СК Антон Цалпан, в окончательном варианте Лучин уже не подтверждал факт каннибализма (теперь говорит о том, что, да, вырезал кусочки мозга, но выбросил их). Не подтверждал и ещё один пикантный момент. В квартире, где всё было залито кровью, оперативники обнаружили нарисованную кровью пентаграмму (перевёрнутая звезда – символ сатанизма). Вначале Лучин говорил о том, что хотел вызвать сатану. На последнем допросе, однако, «показывал», что его сатанинские изыскания – лишь от желания придать некую особую значимость совершённому преступлению. Окончательную оценку этой истории даст суд.

Кладбищенские дьяволопоклонники

Деяния, совершённые Лучиным, конечно же, не вписываются в понятие хоть и преступной, но обыденности. Между тем, исключительными их назвать трудно – даже по меркам Новгородской области. Вспомним, что было у нас в обозримом прошлом.

Впервые об явлении на Новгородскую землю сатанизма заговорили ещё в 1998 году. Тогда по кладбищам города пронёсся вихрь актов вандализма: в течение довольно непродолжительного времени было разрушено несколько десятков могил. Оперативники проделали большую и результативную работу. В результате было установлено, что к кладбищенским бесчинствам причастна группа молодых людей. Были проведены обыски, была изъята масса атрибутов, свидетельствовавших о приверженности парней и девушек к движению сатанистов. Один из них вызывал даже невесёлую улыбку: это был пионерский галстук с тщательно изображённой на нём пентаграммой.

Но на скамье подсудимых оказался лишь один человек – Александр Т. Все остальные не достигли возраста привлечения к уголовной ответственности.

Как объяснял потом этот подстриженный «под ноль» парень, в первый раз он с друзьями пришёл на кладбище ещё не для того, чтобы ломать кресты. Поначалу они жгли свечи, жгли пентаграммы, произносили что-то, похожее на заклинания. И ждали явления материализовавшегося сатаны. Потом, поскольку тот упорно не являлся, решили усложнить себе задачу и перешли к более активным действиям, которые и вызвали общественный резонанс: разрушению могил.

Что любопытно, тогда выяснилось, что и среди новгородских сатанистов существует некий раскол. Более «продвинутые» товарищи Александра Т. стояли на той точке зрения, что всё, совершённое этой группой, – не сатанизм (в истинном понимании этого слова), а примитивное дьяволопоклонничество. Основополагающие же идеи «Церкви Сатаны» описаны Антоном Шандором Ла-Веем в его «Сатанинской библии», где нет ни слова о необходимости крушения крестов. Ибо у главного теоретика сатанизма сказано: «Нельзя разрушать ничего, что создано человеком».

Теологические споры юных умов были в чём-то даже любопытны. В суде сам Александр Т. заявил, что всё осознал и раскаивается. Суд проявил к нему гуманность: приговорил лишь к 2 годам условного лишения свободы. Уже тогда было известно и о том, что весь кладбищенский шабаш проходил на фоне увлечения подростками популярного в те годы «heavy metal». Сам Александр Т. играл в группе с названием «Омертвление» (потом была переименована в «Полнолуние»). Сколько-то заметного следа в истории новгородской рок-музыки она не оставила.

Старорусские сатанисты

Настоящая трагедия произошла 18 января 2001 года. В этот день в одном из новгородских домов были обнаружены трупы молодого человека и его престарелой бабушки. На микроволновке хозяев кровью были выведены три зловещие цифры: «666».

А спустя совсем немного времени у жуткого убийства появилось не менее жуткое продолжение. В Старой Руссе двое молодых людей пытались прорваться в Воскресенский собор уже после службы. Была вызвана милиция. Когда её сотрудники прибыли на место происшествия, один из парней выстрелил из пистолета. Милиционер был тяжело ранен. Парни попытались убежать. Когда поняли, что это не получится, один из них выстрелил в своего спутника, а потом совершил самоубийство.

К удивлению людей, выяснилось, что оба парня – Константин П. и Дмитрий Н. – доселе ни в чём предосудительном замечены не были. Учились в местном агролицее. И их принадлежность к «ордену сатанистов» воспринималась всеми как шок, как иллюстрация к вечному: «Этого не может быть, потому что… не может быть никогда».

Но записка, обнаруженная у одного из погибших, не оставляла сомнений относительно истинных мотивов совершённых преступлений. Эти строки были написаны ещё до того как товарищи отправились «на дело». Когда ещё можно было остановиться. И – вернуться. К друзьям, к родителям, к реалиям жизни. Но обо всё, что там упомянуто, говорилось в прошедшем времени. Значит, парни точно знали, на что они шли:

«Я совершил акт возмездия потому, что так хотел Сатана. Я должен отправиться в ад служить отцу Сатане с братом по духу. Мы должны убить христьян, но война между добром и злом на этом не закончится. Ещё прольётся кровь христьян. В Новгороде мы должны убить Диминого врага. Потом в Руссе. Посетить церковь, убить всех там находившихся и учинить разгром над их святынями».

Судя по записке и по тому, как настойчиво сатанисты требовали открыть Воскресенский собор, именно там они намеревались учинить самый большой погром.

Кровь в церкви не пролилась только потому, что двое с оружием просто-напросто… опоздали. Когда – после убийства, совершённого в Новгороде – они добрались до Старой Руссы, служба в соборе уже закончилась, а прихожане разошлись по своим домам.

Три «шестёрки» на затылке

К 20 годам лишения свободы Новгородским областным судом был приговорён некто Александр Зайцев.

Он обвинялся в том, что после празднования Дня города в Малой Вишере убил и изнасиловал пятнадцатилетнего подростка.

Свою гомосексуальную ориентацию он особенно и не скрывал. А в суд явился обритым наголо, демонстрируя всем присутствующим три «шестёрки», вытатуированные на затылке.

При этом выдал речь такого содержания:

Я многое сделал за свою жизнь. Когда проживал в Белоруссии, состоял в секте, участвовал в жертвоприношениях. Я топил, резал людей, потом сжигал. Для нас Люцифер – покровитель. Убивая человека, я приносил жертву. От этого я получал удовольствие, это было красиво.

Были сделаны запросы в Белоруссию. Там подтвердили, что Зайцев – судим. Но отнюдь не за убийства, а за изнасилование несовершеннолетнего.

Не принесла никакого результата и попытка «закосить». Психиатры пришли к заключению, что Зайцев вполне вменяем:

Довольно поверхностно рассказывает о магии, говорит противоречиво и надуманно. Не может детально рассказать об учении секты сатанистов. Циничен… Изворотлив….

 

Укравший имя Будды

Труп в прошлом судимого Алексея Р. был обнаружен на кладбище – неподалёку от Валдая.

В ходе разработки имевшейся оперативной информации установили, что к убийству причастен человек, вместе с которым тот отбывал ранее срок. Этот мужчина – Владимир Ульянович – в то время жил в областном центре и был известен под именем Солнечного Мага Владимира Будды. Среди людей, не знавших о его криминальном прошлом, практиковал как экстрасенс и целитель. Под именем Солнечного Мага давал свои объявления в газетах, приглашая всех желающих к себе для «гармонизации семейных отношений, бизнес-прогнозов, диагностики, ясновидения, освящения квартир».

Как выяснилось в ходе следствия, в убийстве Алексея Р. не было никакого смысла, никакой логики или, говоря юридическим языком, – мотива. Но Ульяновичу привиделось, что его товарищ «по зоне» – посланник сатаны. Когда «экстрасенс» поехал из Новгорода в Валдай, на последнюю их встречу, он написал такую записку: «Взять паспорт, записную книжку с адресами. Одержать победу!».

И в ту же ночь, под видом посвящения в чёрную магию, привёл Алексея Р. на кладбище. Объявил, что для совершения таинства тот должен усесться на одну из могил и позволить связать свои руки. Алексей, всецело доверявший «магу», повиновался. Но как только его руки были связаны, последовали три удара ножом. Мужчина скончался моментально. На клочке бумаги Ульянович нацарапал текст о свершившейся победе: над… Люцифером.

На сей раз эксперты пришли к выводу, что «испытуемый» – психически больной человек. По определению суда он направлен в психиатрическую больницу.

И лавровый листочек для запаха

История, случившаяся в Кневицах, стоит несколько особняком. Там, во всяком случае, нет никакого крена в сторону магии, мистики, сатанизма. Но был откровенный каннибализм. И всё там на фоне «совместного распития».

Началось всё с того, что среди ночи в квартиру местного участкового прибежали встревоженные (это сказано очень мягко) люди, у одного из мужчин в руках была увесистая сумка. А в ней – мясо. Только что купленное. Это мясо-то и стало поводом для тревоги: потому что не нужно было обладать особыми экспертными знаниями, чтобы понять: мясо – человеческое (с бедра не были сбриты даже курчавые волоски).

Как выяснилось, свежее мяско да «по дешёвке» «сдал» сосед – Виктор В., в надежде, что за мясо отблагодарят самогоном.

Человека задержали. На допросе он рассказал, что сначала встретил на улице товарища, вместе с которым раньше «сидел». Как водится, друзья решили выпить. Пьянствовали втроём: вместе с мужиками за стол уселась гражданская жена Виктора по имени Вера. Всё было честь по чести, пока не началась очередная пьяная ссора (говорят, из-за ревности). Очередная пьяная ссора закончилась очередным убийством. Виктор хватил своего товарища поленом так, что тот перестал подавать признаки жизни.

А времена были плохие – голодные. И сам Виктор кое-как перебивался (признавал, что даже варёную собачатину употреблял в пищу)… Вот и… Словом, имел намерение съёсть друга.

Нюанс: когда пришли его задерживать, обнаружили на печке эмалированное ведро с уже варившимися в нём останками того друга. Что особо запомнилось людям, снявшим ведро с печи, в бульоне отыскались ещё и лавровые листики – единственное, что было в доме из приправ.

Сожительница Вера пошла по делу лишь свидетелем. Интересные вещи рассказывала о Викторе:

Он постоянно нуждался в мясе. Купить мы его не могли, так как не было денег. Он постоянно говорил, что на севере заключённые, когда уходят в побег, берут с собой лишнего человека и его съедают. Когда я говорила, что умру от такой жизни, он отвечал, что я тебя мёртвую сварю и съем.

Сам Виктор В. не отрицал ни факт убийства, ни факт каннибализма. Подробно рассказывал, как разделывал тело товарища (часть сразу сварил, часть – ту самую, с которой всё и началось – решил продать ради самогона, часть «аккуратно завернул в куртку и положил на лёд водоёма, чтобы не пропала).

В личной беседе (а она была разрешена следователем) был тих, стеснителен и глаза прятал. Сетовал на то, что «поехала крыша». Говорил, что жить не хочется после всего, и «если бы «вышка», не стал бы роптать».

Суд назначил ему 10 лет колонии. Другие были времена…