Старорусский Гюльчатай открыл личико… Судебное следствие по скандальному делу Никитина возобновлено

«Ваши новости» рассказывали о скандальном, в чём-то беспрецедентном деле, рассматриваемом ныне Старорусским районным судом (подробности здесь и здесь), где обвиняемым в сбыте амфетамина – местный предприниматель Владимир Никитин. Сегодня судья Зинаида Голубева планировала вынести приговор. Однако… не случилось. И, наверное, к добру: есть ещё время обдумать ситуацию.

Уголовное дело в отношении Владимира Никитина было возбуждено в 2015-ом году по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за сбыт наркотических и психотропных веществ (в этом случае – амфетамина). 21 октября знакомый ему сотрудник полиции М. пригласил предпринимателя в отдел, где и была проведена операция задержания.

Привели в кабинет, спросили: признаёшь?

Нет, ответил Никитин, ничего он не признаёт. Да и предъявить, по сути, ему было нечего. Полицейские провели его личный досмотр. Ноль! Провели обыск автомобиля. Ноль! Провели обыск на станции техобслуживания, где якобы и проводилась «проверочная закупка». Ноль! Привлекали к мероприятиям служебную собаку, натасканную на наркотики. Но и она ничего не учуяла.

Более того, видеозаписи, которая бы подтверждала факт передачи наркотика «агенту», не существовало. «Меченых» купюр, переданных «агентом» наркодилеру, не было тоже.

По сути, на тот момент у полиции не было ничего по части «вещдоков».

Если не считать само «вещество». Но по официальной версии, «изъято» оно было… ещё в январе того года.

То есть – девятью (!) месяцами раньше. Почему же тогда «наркодилера» не «хлопнули» сразу? Объяснение этому сегодня в полиции дают, но – странное. Задержание «наркодилера» якобы придержали из соображений оперативной работы: рассчитывали, что появятся новые доказательства его причастности к сбыту наркотиков и, возможно, удастся установить целую группу. Однако… Ни одного нового факта, ни одного нового «лица» установлено не было. Почему решили задержать именно 21 ноября, по-прежнему остаётся загадкой.

*   *   *

Позднее в активе следствия появились показания пяти человек, кои считались доказательствами виновности Никитина. Во-первых, это показания оперуполномоченных Евгения Черникова и Алексея Соловьёва, участвовавших в «проверочной закупке». Во-вторых, «представителей общественности», выполнявших функции понятых, Михаила Ульянова и Юрия Михеева, взятых на эту роль из полицейского спецприёмника, где тогда отбывали «сутки». В-третьих, самого «агента», но он был засекречен (почему и получил кличку «Гюльчатай»).

По официальной версии, изъятие происходило так… 21 января 2015-го года к господам полицейским по доброй воле явился Гражданин Х: знаю, мол, кто амфетамином приторговывает. Готов «сдать». Тут же якобы ему предложили принять участие в оперативно-розыскных мероприятиях. Он согласился. Но с одним условием – собственной анонимности.

Засим в кабинет оперативников доставили тех «представителей общественности», Ульянова и Михеева. Один (и он этого не скрывал впоследствии) был в очень похмельном состоянии. С их участием, как это говорят, «досмотрели» Гражданина Х. И вернули обоих в спецприёмник.

По официальной версии, автомобиль с полицейскими и Гражданином Х отправился к станции техобслуживания, которая принадлежала Никитину (но в то время была сдана в аренду) и где, по словам Гражданина Х, находился в тот момент он сам.

На встречу пошёл один Гражданин Х, оперативники, при любом раскладе, остались за забором территории, где находится СТО.

Потом Гражданин Х якобы вернулся и сообщил, что «проверочная закупка» состоялась, амфетамин он приобрёл у Никитина.

Все трое поехали в райотдел. Снова привели тех же «представителей общественности». Гражданин Х выдал пакетик с «веществом». «Суточники» поставили под документами свои подписи. И были водворены в спецприёмник.

Так прошла «проверочная закупка». Последовательность тех действий не отрицает никто.

*   *   *

Показания «представителей общественности» весят мало. Они видели лишь то, что гражданин Х выдал «вещество». Где он взял это «вещество», они не знали и знать не могли. «Досмотр» тоже вряд ли можно назвать бесспорным доказательством того, что при отправлении на «проверочную закупку» у Гражданина Х не было с собой амфетамина. Пакетик с «веществом» настолько мал по размерам, что, при желании, спрятать его можно так, что не найдут не только похмельные товарищи, но и куда более опытные «граждане начальники».

Что касается оперативных уполномоченных, то и они в тот вечер лично Никитина не видели.

То есть, получалось, непосредственно факт приобретения амфетамина у Никитина подтверждал один человек – Гражданин Х. У которого, и с этим вряд ли кто будет спорить, были свои «счёты» к предпринимателю.

Словом, к «чистоте эксперимента» здесь очень серьёзные вопросы.

С такой доказательной базой дело Никитина было впервые направлено в суд в прошлом, 2016-ом, году. Там, однако, случился большой конфуз.

Доставленный в суд уже из мест лишения свободы (за это время успел «сесть» сам), Гражданин Х стал отрицать всё: и обращение в полицию, и участие в «проверочной закупке».

Но даже это не смутило судью Оксану Литвин. На показаниях Гражданина Х периода предварительном следствия она вынесла Никитину обвинительный приговор: 9 лет лишения свободы. Наручники на человека надели в зале суда.

*   *   *

  Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, куда осуждённый и его адвокат Константин Пакин обратились с апелляционными жалобами, однако, отменила приговор, отметив в последнем из определении: «Суд не предпринял всех необходимых мер к выяснению и надлежащей оценке причин, по которым указанный свидетель (Гражданин Х – А. К.) в судебном заседании полностью изменил свои показания, сообщив о том, что никогда не принимал участия в оперативно-розыскных мероприятиях в отношении Никитина В. Н. и амфетамин у него не приобретал».

*   *   *

Дело вновь «ушло» в Старорусский райсуд, где и рассматривается с января этого года – теперь под председательством Зинаиды Голубевой.

Показания «представителей общественности» смело можно оставлять за скобками. Один из них в суд по вызову не явился, другой явился, но ничего нового не сказал.

В показаниях оперативных работников тоже, в принципе, ничего не поменялось. На протяжении всего этого времени они говорили о том, что сопровождали Гражданина Х на некотором отдалении, «осуществляя негласное наблюдение», и «довели» его таким образом до ворот ПМК, на территории которого расположена СТО. После чего Гражданин Х прошёл через ворота, а они остались его ждать перед воротами.

А вот показания Гражданина Х озадачили, во всяком случае, людей со стороны. Вещая из потайной комнаты, во-первых, на этот раз он подтвердил показания периода предварительного следствия – в ОРМ участвовал якобы, амфетамин якобы покупал. А во-вторых, явил миру совсем иную картину совместного шествования с оперативниками на «проверочную закупку». Теперь он утверждал, что проник на территорию не через ворота, а через некую «дыру в заборе».

Адвокат Пакин полагает, что эта «доработка» показаний была связана с тем, что к моменту допроса Гражданина Х судом стало доподлинно известно, что ворота ПМК были закрыты на замок. Это зафиксировано даже в акте, собственноручно составленном оперуполномоченным Соловьёвым.

– Так как, – рассуждает адвокат Пакин, – проник Гражданин Х на территорию ПМК? Через ворота? Или через «дыру в заборе»? Или вообще не проникал? В пользу последнего умозаключения свидетельствуют, в частности, и некоторые другие наработки, сделанные уже во время второго судебного процесса. Я лично, например, обследовал весь периметр забора и убедился, что никаких дыр в бетоне нет. По моей просьбе весь забор был перефотографирован специалистом, а снимки представлены в суд. О целостности забора свидетельствовал и руководитель ПМК, давший на мой запрос официальный ответ.

Всё это всё больше убеждало адвоката в виртуальности самой «проверочной закупки». А если присовокупить к этому ещё и то обстоятельство, что тогда СТО была сдана в аренду жительнице Санкт-Петербурга Анастасии Акишиной, и именно она в то время была фактическим её владельцем, вообще абсурд получается.

Получается, что на «проверочную закупку» амфетамина у Никитина Гражданин Х отправлялся туда, где сам Никитин вряд ли мог быть. Получается, что не территорию проник через дыру, которой нет.

И можно ли при таких обстоятельствах брать на веру показания Гражданина Х? А, господа присяжные заседатели? К сожалению, такая категория дел рассматривается нашими судами без участия присяжных.

*   *   *

Но самой большой тайной всё это время была фигура Гражданина Х. Кто он? Зачем? Почему?

Впрочем, ещё на ранних этапах сам Никитин догадался, кто прячется за ширмой анонимности. Некто Дмитрий Фадеев, когда-то работавший у него на СТО, с которым впоследствии отношения очень осложнились (из-за денег).

По странному стечению обстоятельств, на момент первого судебного процесса гражданин Фадеев находился в местах лишения свободы, как и Гражданин Х. Адвокат Пакин просил в суде (образно говоря): Гюльчатай, мол, открой личико! Господин засекреченный свидетель, вы – Фадеев? Господин Фадеев, вы – засекреченный свидетель? Отвечали: нет. Официально ходатайствовал перед судьей о рассекречивании свидетеля. В ходатайстве она отказала. И так и думалось: тайна останется тайной!

И только к финальному акту всего действа, к судебным прениям Гражданин Х совершил сенсационный поступок: решил-таки снять маску. Сам ли решил, с подачи ли «друзей» (и каких именно?), вопрос второй.

Что же до первого, то под личиной Гражданина Х скрывался… Скрывался… Скрывался – Фадеев!

Нет больше государственной тайны. Никто, впрочем, не ахнул, потому что и так – знали все.

Потом были судебные прения, во время которых в своей речи адвокат Пакин остановился и на спорных моментах самой «проверочной закупки», и на отсутствии прямых доказательств факта продажи Никитиным амфетамина, и на путанице относительно точки проникновения Фадеева на территорию ПМК, и на алиби своего доверителя, и на том, что «нет никаких документальных и научно обоснованных подтверждений того, что выданный Фадеевым амфетамин ранее принадлежал Никитину». Показания же Фадеева называл голословными, потому что это… правда: никакими более доказательствами они не подтверждены. А документам, составленным оперативными работниками, дал оценку как фальсификации.

Сегодня судья Голубева должна была огласить приговор. Все встали. Но она предложили сесть.

И сообщила участникам процесса, что пришла к выводу: в день прений и последнего слова обвиняемого сообщены новые факты, которые требуют возобновления судебного следствия.

К таковым отнесены заявления Никитина о том, что сотрудники полиции (в частности, сотрудник М.) пытались отнять у него бизнес, и именно с этим связано возбуждение уголовного дела (строго говоря, эту информацию к числу новой никак не отнесёшь: о том, что сотрудник М. пытался «отжать» бизнес, Никитин твердит чуть ли не с первого дня следствия).

А второй «факт», требующий дополнительного исследования, – это всё-таки показания теперь уже не засекреченного Дмитрия Фадеева. Нужно бы разобраться, где он говорит правду касательно «закупки». Если подытожить, допрошенный в судах (первом и втором) под своим настоящим именем, Фадеев дважды говорил о том, что никогда не приобретал у Никитина амфетамин. А допрошенный как Засекреченный Свидетель, дважды говорил: приобретал. И единожды: не было такого!

Уж слишком велик для постановления обвинительного приговора «разброс мнений» одного и того же человека.

И не мной сказано: «Единожды солгавший, кто тебе поверит?».

Судебное следствие будет продолжено…