Владимир Львовский о «Вечевом колоколе»: «Скажи-ка, дядя, ведь не даром?»

Как ни пытался «звонарь» «Вечевого колокола» Валерий Фадеев придать мероприятию в церкви Входа Господня в Иерусалим (лектории) вселенское благовестное звучание, получалось всё очень провинциально.

Не работали микрофоны. Акустика храма была не рассчитана на звуки из каждого угла. Приглашённые и гости никак не могли усесться. Но не буду особо придираться к главному редактору журнала «Эксперт», ведь Иерусалим был тоже далёкой провинцией Римской Империи.

Для меня на круглом столе с заявленной темой «Участие граждан в развитии городской среды» всё выглядело сюрреалистично. Фанерная модель колокола на газоне Новгородского Детинца собрала чиновников. Допускаю, чиновники тоже граждане. На следующий день после Вербного воскресенья, то есть, того самого входа в Иерусалим, на Страстной неделе в храме, превращённом в лекторий, обсуждалась тема, связанная с гордыней человека.

А если добавить к описанной мною картине, что внутри храма было устроено поедание свиных рулетиков, то ловля покемонов в Екатеринбурге может не рассматриваться верующими каким-то оскорблением. Я прямо слышал, как трещат скрепы с каждым съеденным бутербродом и произнесённой речью. Получается, ресторан «Детинец» в кремле - нельзя, а бутерброды со свининой на Страстной неделе в храме - можно. Александр Глебович Невзоров посмеялся бы над такой скрепоностностью мероприятия.

Речи были те ещё. Сразу стало понятно, что у нас есть правильные и неправильные граждане. Что на это сказать? Другого народа у нас нет. Приходится работать с теми, кто есть. Как оказалось, народ у нас в стране не особо берегли. Первой громкой темой общественного активизма стал вопрос содержания воинских захоронений. Получается так: призывало под знамёна у нас государство. А искать погибших бойцов у нас - работа общественников. Содержать же захоронения обязаны местные власти.

Цифрами оперировали такими: 850 000 солдат погибло на территории области в Великую Отечественную войну. Это больше, чем живёт народа сейчас. Выше я писал о первой скрепе - вере. Сейчас настал черёд трещать патриотизму. Предатель советской Родины Владимир Резун, известный как Виктор Суворов, популяризирует такую мысль, что если бы командиры Красной Армии были обязаны хоронить каждого погибшего бойца в отдельном гробу, то потери в войне были бы намного меньше. Тела бойцов кидали на поле боя. Но военная экономика достала костлявой рукой следующие поколения. Теперь нам нужно ответить перед историей за каждую жертву войны.

Содержание мемориалов и захоронений съедает огромную часть ВВП страны. Военный урбанизм - составная часть наших городов не только в братских захоронениях и мемориалах, но и в сохранившихся фортификационных укреплениях. Да, да, стены кремля, это не элемент ландшафтного дизайна средневековья, а инструмент сдерживания неприятеля. Стены кремля с его башнями - это оружие. Ну, если на фоне кремля можно сделать селфи, то многочисленные захоронения, скажем так, не располагают к фотографированию. В соснах на братских могилах мы пока ещё не научились жарить шашлыки. К чему я всё это пишу? Если мы хотим не надорвать и без того хилые бюджеты содержанием многочисленных захоронений, нужно принимать какие-то меры.

Я предлагаю создавать районные и межрайонные мемориалы. Сокращать число захоронений. Проводить перезахоронения из дальних мест к дорогам. У дорог создавать поклонную инфраструктуру. Я сам вынес из леса несколько десятков рюкзаков с солдатскими костями. У меня было такое чувство, что этих ребят, чьи кости я выношу, предали. Мёртвые сраму не имут и, вероятно, потерпят ещё одну подлость над собой: дадут нам заработать на их погребениях. Да, я больно пишу. Но нам надо как-то жить в груде этих костей вокруг нас.

На круглом столе в «храме на бутербродах» было упомянуто очень комфортное движение «Бессмертный полк». Легко на офисном принтере распечатать фотку и пройтись в толпе себе подобных по чистым городским улицам. А я вот предлагаю пройтись до братской могилы в деревне Манцы Марёвского района.

Но не буду ругать офисный планктон, ему достанется и без меня. Скажу, что нужно срочно развивать поклонный туризм. Должен же кто-то заработать на ошалелом патриотизме ещё, кроме наших вождей? Я предлагаю новую всероссийскую акцию «Последний бой…». Смысл следующий: родственники солдата посещают место его захоронения и гибели. Но подходить к этому вопросу надо с точностью современных маркетологов. Агрессивная рекламная кампания. Телевидение. Информационная база. Раздел на сайте госуслуг, с прокладкой маршрута из любой части страны. Туры. Продажа билетов. Гостиницы. Экскурсии и реконструкции. Внедрение мысли, что потомки и родственники просто обязаны приехать на могилу солдата.

Меня можно обозвать циником, но в этом году я снова пойду убирать мусор на братских могилах, как делаю это с детства.

Отдельно скажу о всяких стелах, новых памятниках, названиях улиц и прочей лабуде. Нужно делать просто. Инициатор установки какой-либо стелочки или таблички берёт на себя обязанность содержать эту табличку и памятник весь срок его эксплуатации. Пора прекратить всякие переименования и установку новых объектов. Денег нет. Главным элементом ландшафтного дизайна сейчас должны стать газоны. Нет кустов, нет деревьев. Дерево в городе - это мученическое существование растения. Отдельные территорий парков и лесных угодий должны разделять жилые массивы.

Мне очень понравился своей приземлённостью в хорошем смысле этого слова Андрей Никитин, который отлично понимает, что все «хотелки» общественников придется выполнять ему. Всё же хочу напомнить руководителю области, что главным в области являются коммуникации - а именно дороги. Дорога - основной элемент современной урбанистики. Андрей Сергеевич! Не дайте себя увлечь проектами, которые отнимут средства от самой главной задачи в регионе: ровный и крепкий асфальт на улицах городов и сёл.

Несколько слов о территориальном общественном самоуправлении. Все эти симуляторы общественной жизни не живут ни дня без рубля из бюджета или каких-то «печенек» от администраций для руководителей ТОСов. Всё это пустые затеи в стране, где нет политической конкуренции. Впрочем, я всегда говорю, что власть играет с огнём, поощряя всяких франкенштейнов управления.

Для фарфоровой посуды, о которой тоже зашла речь, и которой у меня дома целые серванты, я приготовил участь терракотовой армии императора Цинь Шихуанди – закопать её в земле на несколько сот лет и порадовать потомков. Нужно поплакать и забыть обо всех этих тарелочках. Поезд ушёл. Никто в долгосрочные проекты с обучением персонала вкладываться не будет. Будем есть на пластиковых тарелках.

Ну, и в конце, о яме, куда столкнула весь круглый стол очаровательная Ульяна Гатина. Я видел, как смотрел на Ульяну Сергей Митин. У Андрея Никитина тоже не было шансов. Строительный котлован на Завокзальной вместил всю городскую тусовку. Во время спора с жителями микрорайона Андрей Сергеевич произнёс слова, которые вполне могут стать слоганом его избирательной компании: «Давайте скажем друг другу правду!».

Конечно, я придерживаюсь мнения, что правда - это уcтраивающая версия. Но как бы то ни было, врио взял на себя ответственность за исполнение дорожной карты по проведению различных мероприятий в районе застройки. А стройка, несмотря на протесты жителей, будет продолжена.

Потерпел ли круглый стол «Участие граждан в развитии городской среды» поражение от Ульяны Гатиной? Конечно, нет. За каждым инфраструктурным городским проектом стоят большие деньги. А деньги у нас победить нельзя. В социальной сети я посоветовал Ульяне ходить на совещания в хиджабе. Стройку на Завокзальной может остановить только угроза незаселения построенных квартир. Теоретически, гражданская компания по отказу от покупки жилья в доме, построенном с пренебрежением к требованиям соседей, может вынудить отказаться от убыточного проекта. Но я не уверен, что граждане смогут сохранить протестные настроения длительное время. Руководители тоже должны сделать выводы.

Устраивать очаг напряжённости на месте пустыря неверно с точки зрения противодействия формированию протестной активности.

Развитие городской среды может иметь успех в случае, когда большие деньги видят прибыль в соблюдении требований гражданского общества. Как создать такие условия, когда бизнесу выгодней вложиться в парки, скверы, элементы дизайна, а не продавливать строительство в условиях сопротивления горожан, это тема следующих дискуссий.

P.S. Андрей Сергеевич рассказал о том, что у него есть кот, взятый из приюта. Фото с котом на предвыборном плакате - креативный ход.

Фото: Алексей Мальчук