80 лет назад состоялся «пленум самоубийц»

Недавно мы отметили 100-летие начала революции. Но в тени осталась ещё одна годовщина – 80-летие февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б), решившего судьбу многих людей, выдвинувшихся в годы этой революции.

Событие, на первый взгляд, не имеет отношения к Новгородской области. Но его решения затронули всю страну. Пленум придал репрессиям, которые уже вовсю шли, совершенно новый размах, погибли сотни тысяч человек.

Здесь были обвинены и исключены из ЦК Николай Бухарин и Алексей Рыков. Сталин сказал, что это, видимо, последний случай, когда приходится исключать членов ЦК. Однако через считанные месяцы те, кто на этом пленуме требовал расстрела Бухарина и Рыкова, сами стали жертвами расправы. Хрущёв, активный участник этого пленума, на XX съезде объявит, что из 139 членов и кандидатов в члены ЦК ВКП (б) в 1937-38 году были расстреляны 98 человек, и эту цифру до сих пор повторяют. На самом деле были расстреляны, умерли под пытками или покончили с собой больше ста членов и кандидатов – тех, кто так весело смеялся на мартовском пленуме.

Стенограмма пленума давно опубликована. И сейчас её можно с пользой прочитать.

Тов. Кабаков (Бухарину и Рыкову):

- Неужели Центральный Комитет будет вас здесь разбирать? Все вы одинаковы и все вы одинаковые преступники перед страной социализма. (Голоса с мест: «Правильно!». Буденный: «Все фашисты») … А вы приходите сюда с тихим голосочком, со слезою, плачете. Посмотрите, вчера вечером Бухарин подавал реплики, так ведь он же пищит, как задавленная мышь. (Смех).

Тов. Ягода:

- Товарищи, Рыков здесь сказал, что он честно работал в Наркомате связи. Я сейчас расскажу, как он «честно» работал в этом важнейшем наркомате. Вся его деятельность полностью соответствовала их платформе контрреволюционной борьбы с советской властью. Нет ни одного наркомата в таком разваленном виде, как Наркомат связи. Только враг, только хитрый и злостный враг, каким является Рыков, мог довести связь нашей страны до такого состояния, когда она не может обеспечить ни важнейших интересов обороны и не в состоянии обслужить население в мирное время.

Тов. Евдокимов:

- Канцелярско-бюрократический стиль работы, защиту чести мундира, чванливость - моё-де превыше всего, подхалимство, благодушие, настроения - все в порядке и т. д. насаждал т. Ягода, подбор таких жучков, как Сосновский, он производил. Надо только посмотреть на морду этого Сосновского — чужая морда! (Смех) … Товарищи, из того, что мы слышали здесь, на пленуме, о делах НКВД, из доклада т. Ежова и из выступлений товарищей совершенно ясно, что обстановка, создавшаяся за последние годы в органах НКВД, никуда не годится, и главным виновником этого является Ягода. … (Ягода: «Что вы, с ума сошли?»). Я в этом особенно убежден. Я думаю, что за это дело экс-руководитель НКВД должен отвечать по всем строгостям закона, как привыкли мы, работая в ЧК, отвечать за все то, что нам было поручено. Надо привлечь Ягоду к ответственности.

Тов. Каганович:

- В 1934 году была собрана так называемая диспетчерская конференция... На этой диспетчерской конференции почти все докладчики оказались вредителями и арестованы как японские шпионы и диверсанты. Вы, вероятно, знаете такого японского шпиона, как Кудреватов. Абуашвили — крупнейший вредитель и японский шпион… По строительству я считаю, что Турксиб построен вредительски. (Голоса с мест: «Правильно»). Это была самая ранняя наша стройка, строил ее Шатов, но построили её вредительски. Караганда - Петропавловск Мрачковским построена вредительски. Москва - Донбасс строилась вредительски…

Тов. Богушевский:

- 23 января - день трансляции обвинительного заключения по делу о троцкистском центре… 23 января после трансляции обвинительного заключения и отчета об утреннем судебном заседании они передают концерт, включающий известную бемольную сонату Шопена, третью часть которой составляет «Марш фюнебр», т. е. знаменитый похоронный марш Шопена. Ведь подобный случай был уже в центральном вещании. Это не случайность.

Тов. Кабаков:

- Возьмем второй факт. В угольной промышленности Абрамов у нас около пяти лет сидел. Мы его сняли за правый оппортунизм, оказался - ярый, махровый троцкист. (Сталин: «Это одно и то же»). Одно и то же, т. Сталин, но он выглядел в то время, как правый оппортунист.

Тов. Мехлис:

- Я не буду голословен и возьму материал. Вот Харьковская заводская газета «Коминтерновец». В декабре 1936 года, выпуская номер газеты, редактор допускает, что на первой полосе имеется снимок, и на этом снимке т. Сталин - в гробу, под видом, что кто-то читает газету, но все это так обтяпано и обстряпано, что т. Сталин оказывается в гробу. А вот другая газета, как будто бы безобидный заголовок: «Всенародное обсуждение Конституции». А вот подзаголовок: «Сталинская Конституция - гроб», а дальше идет новый подзаголовок «капитализма всего мира».

Тов. Пахомов:

- Я не стану занимать ваше время зачитыванием большого списка, у меня этот список имеется на 77 человек (Смех), из которых 2/3 арестованы. (Сталин: «Маловато что-то»). Тов. Сталин, я вам сказал, что это только начало (Смех всего зала).