Спектакль о Карамзине – для взрослых и умных

Недавно на пресс-конференции, посвященной новому сезону, Заслуженный артист РФ Всеволод Чубенко рассуждал о недостатке информации о театре в СМИ и об острой нехватке качественной театральной критики. По его словам, это сейчас самая большая беда театра. Да и не только сейчас. Вся это неприятная история длится уже много лет.

«В советское время была культура критики, количество и качество статей были намного выше, чем сейчас, - говорит Чубенко. - Зачастую журналисты приходят на премьеру и описывают, что было. Получается заметка на десять строчек, новость. Но анализа нет. Бывает еще: понравилось – не понравилось. А вы посмотрите – зачем это было, в каком контексте, что получилось, что не получилось, исходя из тех задач, что поставил театр. Тогда это интересно. Плюс или минус может быть какой угодно, это право каждого автора. Но тогда и я буду понимать – человек прожил это, думал, делал для себя выводы. А если просто «ой, как здорово», (а я знаю, что не здорово), то зачем меня облизывать? Все должно быть доказательно – «это хорошо, потому что…»

В пятницу я побывала на премьере спектакля «Карамзин. Портрет души и сердца».

И хоть я рискую попасть в глазах Всеволода Чубенко в число тех самых борзописцев, что пишут о театре по принципу «понравилось – не понравилось», но я все же начну с того, что мне понравилось. Мне было интересно. Но у меня есть личная причина, почему мне это было интересно – дело в том, что Карамзин говорил о декабристе Николае Бестужеве, исследованием творчества которого я занимаюсь уже много лет, что только он и мог бы продолжить «Письма русского путешественника». Но речь ведь не обо мне, поэтому все же попробую выйти за рамки «ой, как здорово!»

Скажу сразу: эта постановка для взрослых и умных людей. И создатели это понимают, поставив на афиши возрастное ограничение «16 плюс». Но дело все же не в количестве прожитых тем или иным человеком лет, а в его душевной взрослости. Поэтому спектакль может быть интересен одаренному ребенку лет 12-ти и скучен студенту или взрослому, равнодушному к учёбе и самообразованию. Я не рекомендовала бы приводить на эту постановку школьников младше указанного возраста, если учитель не уверен в поведении своего класса и в его стремлении к знаниям. Ну а если вы все же решили приобщить своих воспитанников к высокому искусству, дорогие педагоги, то предварительно проведите с ними разъяснительную беседу о правилах поведения в театре. Юноши и девушки весь спектакль парами бегали из зала и обратно, отвлекая и зрителей, и актеров.

Повторюсь: этот спектакль – для людей, которые хотят пополнять копилку знаний, для людей, которым интересна отечественная история и словесность. Старшеклассники гуманитарных классов, студенты, взрослые. Дорогие учителя, не надо загонять на него в театр школьников ради галочки о проведенном культурном мероприятии. Но это мое мнение. Возможно, представители театра и не согласятся со мной. Вдруг что-то в этом спектакле и заставит равнодушного школьника оторваться от игры на телефоне и задуматься?

А ведь такие яркие моменты, заставляющие задуматься, улыбнуться, испугаться, взгрустнуть в нём действительно есть.

Например, очень сильная в эмоциональном плане сцена – когда Карамзин с ужасом открывает для себя те зверства, что творил в Новгороде Иван Грозный. И не просто открывает, а переживает их, как наяву. Ведь творческие люди с богатым воображением и чувствительной душой не просто представляют ту или иную картину из прошлого (или сцену, созданную их фантазией), они живут в этом, видят происходящее, порой физически испытывают какие-то ощущения. Так, Виктор Смирнов рассказывал мне историю с Дмитрием Балашовым, у которого дома «бояре пировали», и он действительно ощущал себя на том пиру и видел его. Всеволоду Чубенко удалось передать то потрясение, что испытал Карамзин, открыв для себя страшную правду о трагедии Новгорода.

Или – не будем о грустном – сценка с маленьким Карамзиным, увлеченным книгами и игрой в благородных воинов. Хотя и в ней есть грустная нотка: мы смотрим на мальчика, размахивающего деревянным мечом, и понимаем, что он совсем недавно потерял горячо любимую мать.

Но не все так печально: ожившие картины из «Писем русского путешественника» заставляют взбодриться и улыбнуться - и интересным случаям, и красивому тексту, и отличной игре актеров.

Вспоминая самые яркие моменты спектакля, не могу не сказать о том из них, что вызвал гром аплодисментов. Сцена действительно сильная. Речь идет о споре на новгородском вече князя Холмского и Марфы Борецкой.

Напомню, Холмский от имени московского князя упрекает новгородцев в забвении общенациональных интересов и обвиняет в предательстве. Марфа говорит пламенно и уверенно о том, что Новгород не нуждается в подчинении Москве. Желание Иоанна повелевать славным и богатым Новгородом понятно, но что он сам может дать свободному и благоденствующему городу?

Очень хороша Татьяна Аркадьевна Каратаева и в этой сцене, и в спектакле в целом. Очень порадовала также игра Анатолия Устинова. Да и вообще все актёры - молодцы. 

После пресс-конференции, на которой режиссер-постановщик Александр Черкашин (он же – автор пьесы) пылко говорил о Карамзине, мне было интересно увидеть, как он сможет выделить самое важное из колоссального объема полученной информации (и что именно выделит), как увяжет между собой в единое полотно моменты из биографии историка, сцены из его литературных произведений, факты, мнения родных Карамзина и других его современников.

И мне кажется, что всё-таки Черкашину удалось создать портрет души и сердца Карамзина, как и планировалось. По-крайней мере, для меня Николай Михайлович стал реальнее, вышел за рамки книжной иллюстрации, ожил в воображении... Кроме того, этот спектакль помогает осознать величие его подвига. 

Добавлю, что в спектакле активно используется видеоэкран. Это позволяет показывать портреты людей, голосами которых говорят актеры театра, отрывки из художественных фильмов, новгородский кремль с высоты птичьего полета. Все это очень уместно, делает постановку информационно насыщенной и расширяет образовательные возможности спектакля.

Кстати завтра, 27 сентября, профессор Татьяна Шмелева (Татьяна Викторовна тоже была на премьере) прочитает публичную лекцию о Николае Карамзине. Начало в 13.00 в Гуманитарном институте в Антонове. Пока планируется аудитория 1208 в старом корпусе, но при наплыве желающих место может быть изменено.

Ну а спектакль «Карамзин. Портрет души и сердца» можно будет увидеть теперь 7 октября в 18 часов.

Фото: Сергей Гриднев