Вячеслав Кормильцев: «Я умудрился сняться в Голливуде»

Артист Новгородского театра драмы отмечает 60-летний юбилей.

Вячеслав Борисович Кормильцев родился 25 сентября 1954 года. С ранних лет занимался творчеством: читал стихи, увлекался музыкой, танцами, участвовал в школьной самодеятельности. Выступая в театральных сценках, он впервые ощутил неосязаемый контакт со зрителем, который хотел продолжать снова и снова. Вскоре Вячеслав Борисович поступил в Свердловское театральное училище (ныне Екатеринбургский государственный театральный институт; педагог – А.Л. Соколов), которое окончил в 1979 году.

С 12 декабря 1979 года работает в Новгородском академическом театре драмы им. Ф.М. Достоевского. В его репертуаре более 50-ти ролей. Одни из самых ярких: Граф Кефельд – «Гений и беспутство («Кин IV»)» (Г. Горин), Царь Салтан – «Сказка о царе Салтане» (А.С. Пушкин), Кащей Бессмертный – «Как Бабы-Яги сказку спасали» (М. Мокиенко), Жорж – «Красавец мужчина» (А.Н. Островский), Капитан Блэквуд – «Леди и адмирал» (Т. Реттиган).

Однажды был такой случай. Преподаватель зарубежной литературы нашего училища задает вопрос: «В каком веке родился Уильям Шекспир?». Один из нас встает и говорит: «В 1594 году». Затем то же самое отвечал второй, третий… «Это вопрос не просто на ваше знание, но и на умение ясно мыслить. Так кто мне скажет, в каком в веке родился Уильям Шекспир?». И тут один говорит: «В 16 веке». «Вот! Это единственный человек из всех вас, кто еще способен мыслить». Вот таким был профессор Яков Соломонович Тубин. Он часто повторял: «Никогда не стесняйтесь задавать вопросы. Если вы задаете вопрос, значит, вы чего-то не знаете, значит, я готов ответить на них. А когда вы ничего не делаете, у меня складывается ощущение, что вы знаете все, и мы идем дальше. Не стесняйтесь задавать вопросы». Особенно это касается актерской профессии. Актер должен ставить перед собой и зрителем вопросы и стараться на них отвечать.

Старая вырезка из газеты. Артисты Горнштейн и Кормильцев (крайний слева) еще на самодеятельной сцене в Первоуральске.Все начинается именно со школы. Знания, полученные в школе, человек применяет в своей дальнейшей жизни. Он может их совершенствовать. В противном случае, он ставит на себе большой крест. Актерская профессия требует одного: знаний, знаний и знаний.

- Когда началась ваша жизнь в искусстве?

Первый раз я вышел на сцену в 7 лет. Пел песню «Родина слышит, Родина знает - где в облаках ее сын пролетает...». Это было 6 ноября 1961года. Было очень волнительно, потому что передо мной был огромный зал с людьми определенной репутации. А когда они зааплодировали, мне стало очень приятно. После этого меня начало затягивать, затягивать… И до сих пор затягивает.

В семье было принято читать стихи, петь песни, заниматься музыкой. Когда появились первые магнитофоны, отец Борис Николаевич заставлял меня зачитывать на пленку стихи. Он был партийным работником, однако, занимался не только политикой, но и творчеством – играл на разных музыкальных инструментах и приобщал меня к музыке и всему, что с ней связано.

Однажды мы с приятелем играли и случайно камнем разбили окно детского сада, в который ходили. Меня поймала женщина-сторож и вызвала милицию. Отец забрал меня, привез домой, поставил на табуретку и вместо того, чтобы ругать, стал читать мне лекции о подрыве социалистической экономики.

- Возможно, поэтому у вас возник интерес к политике?

Я воспитывался и учился в советское время, когда актеров готовили как представителей идеологического фронта. И мы обязаны были защищать идею социализма в построении коммунистического общества, что мы очень активно делали. Мне неоднократно приходилось бывать на комсомольских стройках. На основе произведений Леонида Ильича Брежнева «Малая Земля», «Возрождение» и «Целина» мы сделали музыкально-драматическую композицию, с которой проехались по БАМу, когда его только начали строить. Кстати, заработали по тем временам очень хорошие деньги.

Однажды у меня произошел казус. В Свердловске проходило официальное мероприятие, посвященное 60-летию советской власти. На юбилейном концерте я умудрился случайно бросить одну нехорошую фразу, из-за которой впоследствии перенес определенные неприятности. С этого и началась моя политическая деятельность. На следующий день, 7 ноября, когда я читал лозунги с трибуны, лично Борис Николаевич Ельцин похлопал меня по плечу и сказал: «Молодой человек, у тебя хорошо получается!». И когда в 1993 году Ельцин был в нашем театре, мне показалось, что он меня узнал.

На сегодняшний день я являюсь членом коммунистической партии. В основе ее лежит социальная справедливость. Считаю, что партия и в наше время позиций не сдает.Вместе с однокурсниками (машет рукой) в 1975 году.

Я часто вспоминаю спектакль «Синие кони на красной траве» по пьесе Михаила Шатрова, касающийся революционной деятельности. Он вызывал колоссальный эмоциональный подъем и патриотизм. Мы гордились своей страной и ее достижениями, а когда выезжали за границу, там к нам относились с трепетным отношением.

- А какая театральная поездка за рубеж вам больше всего запомнилась?

В 1998 году мы были на Авиньонском фестивале со спектаклем «Шерше ля Фам» (реж. Е. Рожков). В те годы во Франции был интересный принцип: надо было чем-то заманить зрителя. И я вынужден был несколько проявить себя – пел матерные частушки по-русски. Это все сняли телевизионщики и показали по всему миру, после чего я получил кучу «поздравлений». В первую очередь, от председателя нашего Комитета культуры области, который мне сказал: «Ты больше не выездной после этих фортелей». (Хотя, через два года мы снова поехали заграницу). Но главное было то, что мы привлекли большое внимание зрителей. Это крупное счастье, что мы тогда попали в Авиньон, потому что периферийные театры редко там оказываются.

Тогда спектакли шли на разных площадках в режиме нон-стоп: начиная с 8 утра до первого часа ночи. По этому принципу мы там отработали 2 недели. Именно там ты понимаешь, что весь мир, действительно, театр. Тогда я старался увидеть как можно больше спектаклей других коллективов, два из которых меня напрочь поразили. Чернокожие актеры Марокканского театра играли «Отелло». Я впервые увидел настоящие страсти, когда Отелло, в прямом смысле слова, поднял актрису, игравшую Дездемону, над собой, перекрутил ее вокруг себя и швырнул. Мне было интересно, сколько же актрис они привезли, чтобы вот так регулярно «расправляться» с ними. На следующее утро я уже видел их счастливо прогуливающимися и удивлялся тому, что актриса еще была жива и здорова. Второй спектакль, поразивший меня, играл Тайваньский театр. Сюжет о том, что жители одного села изгоняли дракона. Меня тогда восхитило наличие самых разнообразных оттенков «светопредставления»: черный, пурпурный, оранжевый, золотой и прочие – все было в иллюминации и огнях. Жители все-таки прогнали дракона, и началось всеобщее торжество с угощениями. И тут я впервые понял, что такое кокосовый сок прямо из ореха.

- Вячеслав Борисович, в Новгородском театре вы работаете уже больше 30 лет. Сильно ли он изменился за этот долгий срок?

Знаете, театр это живой организм. Он постоянно меняется. Этим он и интересен. Появляется свежая кровь, молодое поколение артистов, идет постоянное обновление репертуара. Важно помнить, что театр это не просто труппа актеров, а целое предприятие, в котором работает большое количество людей, многих из которых на сцене нет. Но самая главная составляющая часть театра – это зритель. Все делается именно для него. Если его не будет, то это все сизифов труд. А зритель возникает только тогда, когда у него появляется интерес к происходящему на сцене. Между актером и зрителем должно возникать обоюдное взаимоотношение.

- В 1994 году вы играли роль Бьонделло в спектакле «Укрощение строптивой». В новом спектакле по пьесе Шекспира вы играете мессинского губернатора Леонато. Каковы Ваши взаимоотношения с великим классиком?

Если ты берешь Шекспира, ты должен знать, кем был этот человек, его эпоху, исторические события, нравы и т.д. Есть один нюанс: мы работаем не с оригиналом, а с переводным текстом. Поэтому очень важна роль человека, который работает над переводом произведений золотого фонда мировой литературы. Например, Борис Пастернак переводил в 1950-е годы, а Татьяна Львовна Щепкина-Куперник в начале 20 века. Для меня, артиста 21 века, конечно, ближе переводы первого.

Программка к спектаклю "Укрощение строптивой", 1994 год.С Шекспиром я познакомился еще раньше театрального училища, но лишь в театре он стал для меня не просто драматургом, а автором целой эпохи. Работа с его текстами очень интересна, особенно когда ты приближаешь текст к себе. Сейчас мы приступили к новому спектаклю «Много шума из ничего». Всегда хочется какой-то интриги. Почему? Потому что без нее все скучно и банально. Шекспировская интрига рождает сильное эмоционально-психологическое воздействие на зрителя. Его имя на афише - это всегда знаковое событие для любого человека, имеющего отношение к театральной жизни. Вообще, очень важно, чтобы в репертуаре была русская и зарубежная классика, потому что это основа театра, которая всегда остается актуальной. Надеюсь, что в нашем спектакле возникнет гармоничный симбиоз между прошлым и настоящим.

- Вы заняты во многих детских сказках. Но в Вашем репертуаре также много серьезных ролей. Труден ли переход от сказочного героя к герою драматическому?

К тому и другому материалу я всегда отношусь серьезно. Потому что любой выход на сцену - это экзамен для меня. Только в сказках одно средство самовыражения, а во взрослых спектаклях несколько иное.

- В Новгородском театре вы сыграли более 50 ролей. Какую Вы считаете самой важной для себя?

Они все важны и все любимы. Я пользуюсь следующим принципом: если тебе дали материал, то ты должен обязательно с ним справиться. Каждая роль – определенная ступенька в моей жизни. Количество слов не всегда определяет ее качество. Ведь можно зацепить зрителя и самой маленькой ролью."Гений и беспутство" (по пьесе Г. Горина "КИН-IV"). Сезон: 2002/2003 гг. Режиссер: Алексей Говорухо. Вячеслав Кормильцев - Граф Кефельд.

- Кто для вас главный критик?

Мне часто кажется, что моя жена Татьяна Николаевна разбирается лучше меня в том, что происходит на сцене. Она мой основной критик. И, кстати, талантливый музыкант. Сейчас преподает в Новгородском областном колледже искусств им. С.В. Рахманинова. У нас с ней даже были совместные концерты, когда я читал стихи, а она аккомпанировала мне на фортепиано."Ужин с дураком" по пьесе Франсиса Вебера. Сезон: 2012/2013 гг. Режиссер: Дмитрий Горник. Вячеслав Кормильцев - Шёваль.

- Вячеслав Борисович, по специальности Вы не только артист драматического театра, но и кино. Был ли опыт работы на съемочной площадке?

Еще в училище я часто снимался на телевидении в различных рекламных роликах. Кстати, я даже умудрился сняться в Голливуде.

- Как?!

Мой двоюродный брат Сережа, к которому я иногда приезжаю, живет в Лос-Анджелесе. Случилось это в 1996 году. Я прогуливался рядом с павильоном в районе «Hollywood», где проживало много русскоязычных. Там проходили какие-то съемки. Режиссер подозвал меня. А у меня проблемы с английским. Но что я «russian actor», объяснить смог. Меня посадили за стол, и я должен был общаться с девушкой. Говорил на русском, она – на английском. Мы не понимали друг друга. И вот эти несколько мгновений, как мы глубокомысленно смотрим друг на друга, были отсняты. Мне дали за это 1200 $. А потом русскоязычное радио «Радуга» узнало о съемках и пригласило меня в госпиталь читать стихи Ахматовой и Цветаевой.

- Получается, что весь мир действительно театр?

Актерская профессия дает возможность общаться со всем миром. У меня немало историй на эту тему. В штатах принято на подъездах вешать таблички с фамилиями людей, проживающих в доме. Однажды гуляя все по тому же району в Лос-Анджелесе, я наткнулся на фамилию «Вайсман». Так звали моего старого театрального знакомого. Позвонил в домофон, трубку взяла женщина, я спрашиваю: «Лев Давыдович здесь живет?».

- Кто это?

- Кормильцев.

- Слава, ты хоть понимаешь, куда ты звонишь?!

- Роза Абрамовна?

- Да!

- Ты понимаешь, куда ты звонишь?!

- Посмотрите, что вы держите в руках!

- Боже, это же домофон! Слава, ты где?!

- А как вы думаете?

- Этого не может быть!

- Почему?

- Потому что это не может быть никогда! Давай быстро поднимайся сюда!

Лева, оказывается, был в Австралии, где ставил спектакль. «Через два месяца он приедет, и вы с ним встретитесь». К сожалению, так и не увиделись, мне надо было уезжать.Вячеслав Кормильцев в образе Пса Доктора изспектакля "Кот Леопольд" (А. Хайт). Сезон: 2013/2014 гг. Режиссер: Анна Соколова. (Из фотосессии Ольги Осиповой).

Голос помощника режиссера: «Уважаемые артисты, просим всех подойти на сцену к режиссеру».

Вячеслав Борисович отправился на репетицию нового спектакля «Много шума из ничего». В новом образе мы сможем увидеть его уже 1-го ноября.

Фото из архивов Пресс-центра театра, Екатеринбургского государственного театрального института.