Мужество добрых дел. Барону фон Фальц-Фейну исполнилось 102 года

Без добродетели нет ни славы, ни чести.

Александр Васильевич Суворов

 

Один из самых известных подданных княжества Лихтенштейн барон Эдуард фон Фальц-Фейн в представлениях не нуждается. Меценат, общественный деятель, принявший участие в поисках Янтарной комнаты, возвращении праха Шаляпина в Россию, передачи следственных документов по делу об убийстве царской семьи… Интернет буквально пестрит ссылками на интервью с «народным бароном» (так Эдуард Александрович часто называет себя), статьями о нем, документальными фильмами о нем и его знаменитой семье.

Пятнадцать лет назад барон Фальц-Фейн приезжал в Боровичи, чтобы найти следы своих предков по материнской линии - князей Епанчиных. Очерк о судьбе русского эмигранта «И дольше века длится жизнь» был опубликован в «Ваших новостях» в прошлом году. А на днях герою этого очерка исполнилось сто два года.

На правах старого знакомого я позвонил Эдуарду Александровичу в столичный город Вадуц.

- Спасибо за поздравление и добрую память. Я приглашаю вас на свой стопятилетний юбилей. Учтите: я рассчитываю дожить до этой знаменательной даты и буду рад видеть вас среди своих гостей… - Голос барона был молодым, бодрым, деятельным…

И вспомнил я, как гостил у барона в августе 2010 года, когда Москва задыхалась в дыму лесных пожаров, а в сонном Вадуце кропили осенние дожди, пахло сыростью, туманами, прелью… Барон уже почти не вставал с постели. Он лежал у огромного, едва ли не во всю стену, окна и столь же огромного телевизора, как римский патриций, привыкший повелевать людьми, и спрашивал гостя обо всем, что происходит в России.

Его интересовало решительно все. Кто виноват в том, что горят леса?.. Почему никто за это не наказан?.. Как народ относится к президенту Путину, к канонизации царской семьи?.. Восстановили ли церковь в Кончанском и Шегрине?.. Есть ли в Боровичском музее марка, посвященная полководцу Суворову, которую по его инициативе выпустили в Лихтенштейне?..

Вопросов было так много, что я временами не успевал отвечать на них. Мне приходилось отдуваться и за дела давно минувших дней, вроде революции и гражданской войны и за дела сегодняшние, о которых барон иногда знал лучше меня… За этими разговорами с «водочкой», русской селедкой и швейцарским сыром незаметно пролетали утренние и вечерние часы. Днем я гулял по городу, покупал в сетевом магазине «KOOB» все, что было перечислено бароном в длинном списке, написанном от руки с пояснениями, что и на какой полке лежит и напутствиями не брать ничего лишнего…

Привычка жить скромно, не тратя деньги попусту, сопровождает барона всю его деятельную жизнь. Денег он не жалел только на спортивные машины, на которых гонял со скоростью, превышающей двести миль в час, и на вывезенные из России ценности, которые скупал на самых известных европейских аукционах, чтобы передать в дар российским музеям и картинным галереям.

Первым крупным даром барона были книги из библиотеки Дягилева-Лифаря. С тех пор дары эти стали поступать в Россию регулярно. Немало сил и средств положил он на поиски Янтарной комнаты. А когда стало ясно, что Янтарную комнату не найти, увлекся идеей ее восстановления. И, как рядовой волонтер, собирал по всей Швейцарии особые сверла, абразивные материалы, шлифовальные станки и отправлял реставраторам в Россию.

По его настойчивому ходатайству удалось вернуть в Царское Село комод красного дерева и одну из четырех флорентийских мозаик из Янтарной комнаты. Что еще? Благодаря ему, за границей возникли два русских музея: музей Суворова в швейцарском городе Гларусе и музей Екатерины Великой в немецком городе Цербсте. Барон подарил музеям материалы из своей коллекции.

Прежде чем стать известным всему миру меценатом, Эдуард Александрович Фальц-Фейн, хватил, как говорится, шилом патоки. Было время, когда все его имущество состояло из велосипеда, баула с бритвенными принадлежностями, связкой книг и сменой белья.

С этим «богатством», да рекомендательным письмом от деда Николая Алексеевича Епанчина к своему другу князю Лихтенштейнскому Францу, и явился Эдуард в это крошечное, размером с почтовую марку, государство, вместе с которым прожил жизнь, похожую на долгую дорогу с верстовыми столбами приобретений и потерь… Потерь было все же меньше, чем приобретений. И этими приобретениями он щедро делится с Россией, считая, что лишь за скромное мужество добрых дел Бог и продлевает его дни на грешной Земле.

На снимках: барон Фальц-Фейн в Боровичах; таким был дом его деда Н.А. Епанчина до революции; дом барона похож на музей.

Фото: автор и Константин Яковлев