Валерий Литвинов. Мнение оскорбленного человека

В свежем номере «ННГ» продолжается обсуждение скандального «панк-молебна» в Храме Христа Спасителя. Предлагаем вашему вниманию размышления Валерия Литвинова в рубрике «Авторские колонки».

«...Вцепившись друг в друга в этой какофонии слов и мыслей, мне кажется,  потеряли главное. Стали бить мимо цели. И никому-то из спорящих невдомёк, что больше всех и основательнее всех задет этой выходкой я. Простой русский человек. Невоцерковлённый, но и не атеист. Немолодой, но и не потерявший ещё рассудок от возраста. Не догматик, приверженец коммунистических взглядов и принципов, но и не безоговорочный и безудержный сторонник либерально - демократических взглядов. Не считающий себя слишком умным, но и не дурак. Обычный среднерусский человек. У которого за годы жизни сформировалось в душе и живет понимание Бога как единственной безупречной ценности. Верховного Отца, к которому ты можешь обратиться в любом состоянии, который всегда тебя выслушает и услышит, поймёт и обласкает, и посострадает тебе, и поможет в трудную минуту. А если не поможет, то хотя бы утешит.

Общение с Богом для меня индивидуально. Я обращаюсь к нему напрямую. Мне нужно только место, где я могу в любую минуту себя изолировать от работы, от улицы, от семьи, забот, друзей, теле- и радионовостей и прочей суеты, чепухи и обыденности. И таким местом для меня является Церковь. Даже не Церковь, в широком смысле слова, а всего лишь Храм. Пространство Храма. Я прихожу в него после отзвучавших там молебнов, проповедей, причастий, когда воцерковлённые люди разойдутся по домам, успокоенные и одухотворённые, и общаюсь с Богом напрямую. Или с его святыми. Таким же путём, или почти таким же, ходили в Храм сотни поколений моих предков. Когда я в храме, они всегда во мне и со мной, и я чувствую, как к моим плачам и мольбам присоединяются и их плачи и мольбы. И благоговейная тишина нас объединяет.

Рядом со мной в таком же благо- и боголепии постоянно пребывает в Храме некоторое количество и других людей. Подразумеваю, что и у них, так же, как и у меня, есть такая же потребность в этом уединённом и молчаливом месте. Я стараюсь молчать и не мешать им каким-нибудь неосторожным взглядом или шевелением, и они ведут себя соответственно. Иногда они приходят с детьми, а те, ещё не умея сдерживать любопытства, начинают задавать разнообразные вопросы, на что взрослые реагируют немедленно, заставляя детей замолчать как минимум до улицы.

И вот в эту благолепную тишину, в это моё уединение ворвались какие-то девицы в масках и устроили, как изящно выразился ваш автор, «микро-концерт» Кто такие? Откуда? По какому праву? Я их не звал! Они мне не нужны! Мне никто не нужен. Зачем они влезли в мою душу? Зачем они причиняют ей боль? Зачем???

А после первого возмущения и оцепенения, когда пришло время рассуждать, я чётко осознаю, что ворвавшиеся люди не «микро-концерт» устроили в Храме, а разрушили едва возникшую, нарождающуюся во мне самую главную либерально-демократическую ценность - мою свободу.

Я много лет прожил в СССР и знаю, что свобода личности там была весьма условна. Но либерал-демократы внушали мне, что свобода человека превыше всего, что принцип «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого» - главный для общества, которое мы хотим построить. И здесь вдруг этот принцип летит «коту под хвост». И мне безразлично, обидится или не обидится Богородица на их так называемую «молитву». Меня не интересует, вмешиваются они или нет «в дела РПЦ». Меня не интересует, как оценит их действия Власть. Меня интересует только одно: как посмели эти девицы нарушить мою свободу. По какому праву они вторглись на территорию моей Души.

А дальше, к своему изумлению и ужасу, я наблюдаю, как в эту разрушительную по отношению ко мне акцию, не видя и забыв про меня, вцепились Церковь и Власть, натянув на себя тогу «униженных и оскорблённых», в их прю вклинилась либерально - демократическая общественность, и в их словесном вихре возникла чуждая мне и унизительная для них самих свара. Забыли про меня эти «уважаемые» общественные институты. Про мою оскорблённую душу никто и не вспоминает. Или, в лучшем случае, как автор вашей публикации, снисходительно замечают, что «их поведение, кажется, не способно смертельно оскорбить верующих». Значит, не смертельно способно, но это пустяки, а смертельно же - не способно. Так стоит ли на это обращать внимание.

Вот и приходится мне, что называется, самому за себя постоять. Не сомневаюсь, что найду в людях понимание и поддержку. Я оскорблён. Я оскорблён не текстом, который я даже не хочу разбирать. Не показной наглостью, спрятавшейся за маски (благородные цели за маски не прячут). Не эпатажем самого действа. Не понятной его направленностью. Меня глубоко оскорбляет сам факт покушения на мою свободу. Её попрание. И я никогда не приму общества, которое будет на словах проповедовать свободу личности, как высшую демократическую ценность, а на деле под улюлюкание и свист её попирать.

А теперь скажите мне, научите меня, как я должен защитить свою свободу в данном конкретном случае? Как я должен оградить её от дальнейших подобных случаев? А что они будут, я нисколько не сомневаюсь. Ведь дурной пример заразителен, особенно в обществе, плывущем в будущее без руля и без ветрил, каким мы являемся. Какой барьер мне нужно соорудить и поставить самому, поскольку и Общество, и Власть, и Церковь, как в данном конкретном случае, мне не помощники.

Ну а что касается наказания или прощения этих девиц, то здесь всё просто. Церковь решит это сама - надеюсь, без моего участия, в соответствии со своими вековыми традициями и представлениями. Власть решит в соответствии с Законом и мнением общества. А вот со мной всё сложнее.

У меня ведь тоже есть свои представления и о морали, и об общественном поведении, и об ответственности за их нарушения. Но сначала я должен услышать от действующих лиц признание о зряшности и нелепости самого факта покушения на мою свободу. О раскаянии их по этому поводу. Пока же, как видно из заявления адвоката одной из действующих лиц, ничего этого нет. Тогда о чём же разговор?...»

И еще интересные размышления по теме: Ольга Туханина, «Технология Pussy».

Фото: