Конкурент не пройдет. Как грамотно потратить бюджетный миллиард так, чтоб тебе за это ничего не было: рецепт на дорожку

В 2017 году, как мы знаем, государство приняло программу развития транспортной системы – мегапроект, которым все наши дороги в течение нескольких лет должны быть приведены в приличное состояние.

В рамках этой госпрограммы Новгородская область получила 4 млрд рублей в 2017-2018 из Федерального бюджета.

Не надо напоминать о том, что бюджет Новгородской области много лет является реципиентным, и потому эффективность расходования существующего за счет федеральных перечислений бюджета в рамках исполнения федеральных программ остро актуальна для Новгородской области.

Новгородская область с 2014 года получает протестный импульс в общественной жизни, и решающим фактором, помимо проблем в ОМС, является проблема инфраструктуры дорог.

Складывающаяся ситуация такова, что от дорожных чиновников мы вправе требовать, чтобы они святее папы римского были.

Этого ждем не только мы, жители, но и антимонопольная служба, прокуратура, органы госбезопасности.

Может быть, дождемся.

В феврале 2018 году «Новгородавтодор» объявил аукцион на 911 миллионов рублей, которые он обещал дать тому, кто все три года будет ремонтировать дороги в Любытинском, Боровичском, Маловишерском, Хвойнинском районах.

Причем в 2018 году обещали дать почти сто миллионов, в 2019 и 2020 – по четыреста. Даже график платежей показали, предъявили квалификационные требования, чтобы все подряд не заявлялись за государственными деньгами.

В торгах участвовало то самое «ДСУ-1», про которое мы писали (12). И надо сказать, что это кого надо компания, какого-то нужного человека: «Новгородавтодор» выдал им не 911, а 912 миллионов (экономия же!), и не за три года, а за восемь месяцев. Десятью соглашениями после выигрыша «Новгородавтодор» и «ДСУ-1» изменили условия контракта, кое-какие работы выкинули из контракта, кое-какие добавили, и один выполнил, а другой принял работы до конца декабря 2018 года.

Казначейству и другим ведомствам дорожники обосновали такие перемены в своих намерениях наступлением обстоятельств, которые они как бы не могли предвидеть.

Надо думать, именно для этих работ и именно этой компании нашлись в 2018 году дополнительные деньги.

Почему в названии что-то про конкуренцию? Правильно, теперь и мы не знаем, потому что конкуренции здесь никакой нет.

Закон запрещает менять главные условия госконтракта. И не только решения дорожников, но и решения органов власти не могут нарушать этого фундаментального условия, не могут других понуждать. А если понуждают – ведущие к незаконным последствиям решения исполняться не должны. И такое исполнение, как мы считаем, не может являться непредвиденным обстоятельством, которым «Новгородавтодор» создает лучшие условия для друзей из «ДСУ-1».

При подготовке к публикации путем простого телефонного опроса дорожных фирм в Новгородской области мы выяснили, что для местных «Новгородавтодор на такое сокращение сроков работ и ускорение финансирования не идет ни в какую. На вопрос, возможно ли такое, специалисты отвечают встречным вопросом, в своем ли уме спрашивающий.

Пока что это нам всё напоминает административное нарушение закона о госконтрактах, но если появятся потерпевшие, которые изъявили бы желание участвовать в несостоявшихся новых торгах с теми же вкусными условиями, которые были предоставлены «Новгородавтодором» для «ДСУ-1» – миллиард за 8 месяцев, – то тогда...

В качестве единственного оправдания искажения фундаментальных основ конкуренции «Новгородавтодор» может привести довод о необходимости освоения полученных денег и их эффективного использования. Соблюдение бюджетного законодательства не может сделать законным нарушение антимонопольного закона. Это плохое прикрытие коррупционных проявлений. Все равно за нарушения должны отвечать и заказчик, и подрядчик.

Да и региональная власть не могла не знать об условиях и результатах проведенных торгов – они находятся в публичном доступе. И значит, не имела права создавать условия для нарушения законодательства о противодействии коррупции и свободе конкуренции.

Сделанное свидетельствует о том, что действия власти и заказчика могли быть скоординированы.

Что это, как не коррупционный сговор?