А Колобок – и правда! – повесился! Бродский признан виновным в организации несанкционированной «монстрации». За «Панковку для панков» парень заплатит 10 тысяч штрафа

В Ногородском районном суде только что завершилось рассмотрение самого абсурдного, самого нелепого административного дела, в центре которого весёлый «проход» по городу 1 мая не то девяти, не то десяти новгородских парней и девчонок (пятеро из которых — несовершеннолетние) с потешными плакатами наподобие «Панковка для панков» (именно его держал главный «фигурант» – Кирилл Бродский) или «Колобок повесился».

Благодаря усердию новгородской полиции безобидное мероприятие стало самым настоящим скандалом. Парни и девчонки были трезвы как стёклышки. Парни и девчонки никого не трогали. Просто шли с теми плакатами по Большой Санкт-Петербургской.

А их, да простится мне сленг, «повязали». Составили протоколы. Объявили мирное шествие правонарушением.

Как рассказал сегодня, перед началом судебного заседания, сам Кирилл Бродский, «в участке» его продержали около четырёх часов. Требовали каких-то признаний, «имён и явок». Он ничего не сказал, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. Да и говорить-то, собственно, нечего.

Узнал из сети интернет, что в Новгороде проводится мероприятие «против скуки». Решил поучаствовать. Нарисовал плакат, которому, верно, суждено стать раритетом: тот самый – «Панковка для панков».

И отправился в наш «гайд-парк», где собирались единомышленники. И никак не думал, что мирное самовыражение при желании можно превратить в «административку».

Сегодня, кроме Бродского, в суд явились четверо свидетелей: двое из тех, кто был задержан вместе с Бродским (Николай Фролов и Геннадий Лунгу), и два сотрудника полиции (Василий Чечелев и Виктория Таблина), наблюдавшие за действом в районе «гайд-парка».

Василий Чечелев, признаться, удивил не на шутку: когда судья Виктория Ящихина начала его допрос, он забыл... встать. Так, сидя, и отвечал. Судья вынуждена была сделать замечание. А меня опять стал донимать вопрос об уровне познаний наших полицейских: ведь даже пенсионерам из глубинки известно о том, что отвечать в суде надлежит стоя.

Впрочем, что касается сути, ни он, ни его коллега не стали изобретать никаких особо «отягчающих», честно рассказали о том, как наблюдали за действиями группы молодых ребят в «гайд-парке»: ничего они не нарушали, никого не провоцировали, и лозунги на плакатиках были самые безобидные.

Выступления полицейских были достаточно краткими. И выступление Бродского. И выступления свидетелей с его стороны.

Меж тем, само судебное заседание продолжалось три с половиной часа. А это потому, что большую часть времени судья оглашала так называемые письменные материалы дела, являющие в большинстве своём всякие рапорты, сообщения и прочее от полицейских: от рядового состава до самого начальствующего.

И думалось: всё это – лишь для того, чтобы «повязать» не то девять, не то десять мирных трезвых парней и девчонок?! Они, как говорят многие, занялись ерундой «с этой «монстрацией». Но какой же ерундой занимались вы, господа полицейские!

Если же отвлечься от лирики, нельзя не сказать о том, что сам Бродский свою вину в совершении правонарушения не признал, пытаясь доказать, что это была абсолютно аполитичная и, в общем, бессмысленная прогулка по городу с нелепыми плакатиками в руках, никак не заслуживающая такого ажиотажа, который в конечном итоге был получен.

Его адвокат Алексей Музафаров обосновал позицию более чётко:

—  Я считаю, что никакого состава административного правонарушения в виде несанкционированного шествия — не было. Бродский никак не может быть организатором того, чего не было в принципе. В праздничный день молодые люди просто шли по улице, и всё. У нас есть «54-й закон» («О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»), который регламентирует публичные мероприятия, их процедурные вопросы. И там есть определённый критерий, согласно которому все эти мероприятия должны преследовать определённую цель: общественно-политическую, экономическую, социальную. А в этом случае не было никакой цели из вышеперечисленных, значит, не было и состава правонарушения. Ещё один критерий: массовость. А о какой массовости можно говорить в этом случае? 10 человек, 5 из которых — дети!

Свою точку зрения адвокат изложил в прениях. Всё, казалось, разложил, всё, казалось, разжевал.

И было даже ощущение, что спустя некоторое время, когда судья Ящихина вернётся из совещательной комнаты, будет ещё один повод для аплодисментов.

Однако — не случилось. Вернувшись в зал судебного заседания, судья объявила, что признаёт-таки студента Бродского виновным в совершении правонарушения. В качестве наказания — штраф: 10 тысяч рублей.

Судья огласила не всё постановление, лишь резолютивную часть. Мотивировочную обещала составить позже.

Составит — посмеёмся!

А пока можно сказать лишь самые что ни есть банальные истины: маразм в нашем обществе явно крепчает. И больше трёх — не собираться!

...Во время процесса, как я успел заметить, лишь один раз лицо судьи озарила простая человеческая эмоция: улыбка. Это когда допрашивался свидетель Лунгу. Судья задала ему вопрос: какой именно плакат держал в руках Лунгу?

Геннадий честно ответил:

— Колобок повесился!

В этот-то момент лицо судьи и озарилось... Ничто человеческое – не чуждо!

А Колобку - вечная память!