По делу Шалмуева суд допросил бывшего начальника «Новгородавтодора» Закалдаева. То, что сегодня именуется «взяткой для Кривицкого», он называл «помощью на выборы «Единой России»

Бывший начальник ГОКУ «Новгородавтодор» Николай Закалдаев — один из участников «Дорожного дела», и сегодня он отбывает свой срок (8 лет лишения свободы) в парфинской исправительной колонии. Оттуда и доставили человека в Новрайсуд на допрос по делу бывшего заместителя губернатора Арнольда Шалмуева. В соседних клетках и встретились два в недавнем прошлом «больших человека». «Здрассте, Николай Дмитриевич», – поприветствовал коллегу Шалмуев. «Здорово!» – ответил Закалдаев.

Свои показания касательно того, что ему известно по делу, Закалдаев начал с воспоминаний об исторической встрече у Хутынского монастыря. Незадолго до того, зная, что зять Закалдаева – Андрей Новожилов является руководителем ООО «Новгородская дорожная компания», Шалмуев попросил Закалдаева организовать встречу с родственником последнего.

Конструктивные переговоры прошли вдали от шума городского — в тиши монастырской. И там, как можно понять, и была достигнута договорённость между Шалмуевым и Новожиловым о «посильной помощи». Как пояснял в ходе рассмотрения «Дорожного дела» Новожилов (там ему была определена роль свидетеля), «в рамках договорённости» на него была возложена обязанность собрать с подконтрольных дорожных предприятий 50 миллионов рублей, которые сегодня и интерпретируются как взятка в пользу экс-сенатора Дмитрия Кривицкого.

Как утверждал в суде Закалдаев, сам он в разговор не вмешивался, прогуливаясь в стороне от беседующих Шалмуева и Новожилова.

Государственный обвинитель Антон Морозов задал вопрос: когда Закалдаев познакомился с самим Кривицким?

Закалдаев ответил:

— В один из дней Арнольд Александрович сказал, что надо ехать в Москву. Мы поехали. Я ехал отдельно, Арнольд Александрович ехал с губернатором (имеется в виду Сергей Митин — А.К.). В Москве встретились с Кривицким. И мы поехали к нему в офис.

—  О чём беседовали в офисе?

—  Арнольд Александрович говорил о реконструкции дороги Крестцы-Окуловка-Боровичи. В то время стоял вопрос и о строительстве магистрали М-11. Поскольку трасса проходила по многим районам Новгородской области, звучала мысль, что предприятия области могли бы участвовать... Эти вопросы и обсуждались. Говорилось о том, что необходимы денежные средства. Мне кажется, Кривицкий что-то записывал. И встал вопрос о том, что в этом году проходят выборы, и необходимо оказывать помощь. Есть, мол, дорожная отрасль, и «Новгородавтодор» должен оказывать помощь «на выборы». Как я понял, Кривицкий не очень владел ситуацией, потому что «Новгородавтодор» это государственное областное казённое учреждение, и никакой финансовой помощи оказывать не может. Он говорит: «Ну, как же? Мне говорили, что раньше оказывал помощь». Я объяснил, что это не «Новгородавтодор» оказывал помощь, а дорожные предприятия, которые являются коммерческими структурами, и они перечисляли деньги либо в фонд «Единой России», либо на выборы. Он сказал: «Ну, хорошо. А вот как бы оказать содействие, чтобы дорожные организации и дальше оказывали помощь «на выборы». Я сказал: «Хорошо, я переговорю с руководством дорожных организаций».

Так, собственно, и был дан старт «дорожным поборам», что уже было предметом исследования самого «Дорожного дела».

Как говорил сегодня Закалдаев, в последующий период ему настойчиво звонили и сам Кривицкий, и его помощница Наталья (надо думать, речь идёт о Наталье Куляпиной, в отношении которой уже закончено следствие — А.К.). Кривицкий даже заявлял, что «плохо работают», и надо бы поднапрячься, «побыстрее это делать».

И «новгородская дорожная отрасль», действительно, напрягаясь (не без того!), собирала деньги, преобразованные впоследствии в четыре «транша» для сенатора, общая сумма которых составила 17 миллионов рублей. Что характерно, во время переговоров с Кривицким и его помощницей деньги именовались исключительно «документами», «письмами», «посылочкой».

— С кем из руководителей дорожных предприятий вы разговаривал после встречи с Кривицким? – спросил прокурор.

— С Новожиловым. Я ему сказал, что был у Кривицкого, необходимо оказывать помощь «на выборы» партии «Единая Россия». Он мне сказал: «Ну, что? До этого мы оказывали помощь, и дальше будем оказывать».

— Какая помощь имелась в виду?

— Перечисление денежных средств на... (заминка — А.К.).

Был и ещё один интересный момент. Сам Арнольд Шалмуев задал свидетелю Закалдаеву и такие вопросы:

— Вам известно, по своей ли инициативе я стремился к встрече с Новожиловым? Или не по своей?

Закалдаев ответил:

– Мне кажется, звучало так: "Мне поручили с ним переговорить, организуй встречу!".

– А кто поручил – я не говорил?

– Поручить мог только губернатор. Но так это или не так, точно я не могу сказать.

Сегодня суд допросил и ещё одного свидетеля: бывшего помощника Кривицкого – Вадима Смирнова (ныне тоже отбывает срок в 3 года лишения свободы в парфинской колонии).

Но его функции сводились лишь к функции курьера, который доставлял деньги новгородских дорожников «шефу» Кривицкому. Он повторил всё то, что говорил и на допросах по своему делу (об этом здесь и здесь).

Судебное следствие продолжается. А экс-сенатор Дмитрий Кривицкий по-прежнему отдыхает от проблем российских: то ли во Франции, то ли в Италии.

Родина его очень ждёт!

Фото автора