Лидия Семенистая победила! Поздравляем! И пламенный привет хитрому новгородскому как бы эксперту Владлену Макарову от питерских коллег!

Накануне Нового года следователь городского отдела (г. Великий Новгород) регионального СУ СК Константин Виноградов вынес постановление о прекращении уголовного дела, возбуждённого почти год назад в отношении нашей читательницы и комментатора Лидии Семенистой по признакам преступления, предусмотренного пресловутой ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Напомним: поводом к «возбуждению» стал единичный, в несколько строк, комментарий Семенистой к другому комментарию – человека, выступающего в «ВН» под «ником» Spapa.

Оба комментария, между тем, относились к моей публикации «Можно ли совершить преступление, даже не зная о том? Можно! – говорит новгородское право(криво?)судие», вышедшей в свет 25 декабря прошлого года и поведавшей о нелепом, диком приговоре доселе безупречному парню Никите Абронову, который был осуждён за «мошенничество при получении выплат» (на фантастическую сумму в 16874 рубля!). Мошенничество же заключалось в том, что, будучи призван в армию, сирота Абронов не известил пенсионный фонд о том, что более не учится в колледже, и, следовательно, прав на получение пенсии по утрате кормильца не имеет.

Впоследствии, надо сказать, летом 2018-го года, после обращения адвоката Владимира Андреева в Верховный суд РФ тот приговор был отменён (об этом – здесь).

А в декабре 2017-го, после публикации статьи, у нас бушевали страсти. Большинство комментаторов выражало, мягко говоря, недовольство новгородской правоохранительно-правоприменительной машиной.

И лишь Spapa выступил в роли кота Леопольда с таким комментарием:

«Навалились на бедных следователей-судей! Их тоже можно понять: постоянно бьют по рукам, - этого не тронь, того тоже нельзя! Нашелся один, - и того нельзя... Их и так все ненавидят... бедняжки...».

Эти строки и вызвали эмоциональный всплеск Лидии Семенистой, которая позднее, в личной беседе, рассказала о том, что несколько раз сама была участницей процессов в новгородских судах и из личного опыта сделала вывод о том, что не всё есть благость в Датском королевстве.

Отповедь Семенистой была резкой – с этим не поспоришь. Не лицеприятной, но относилась она не к конкретному судье, а к образу, так сказать, собирательному. И «провисел»-то этот комментарий ничтожный период (редакцию попросили «убрать», редакция «убрала»). И прочитало-то его считанное количество «пользователей».

Однако в СУ СК началась работа «по привлечению». В данном случае был сделан вывод, что гражданка Семенистая «возбуждает вражду» по отношению к социальной группе «судьи». И продолжалась та работа почти год.

Основным базовым документом, на что опиралось следствие, было «социогуманитарное исследование» широко известного в узких (особенно силовых да правоохранительных) кругах сотрудника НовГУ Владлена Макарова (чуть больше об этой личности – здесь и здесь), который всё «сделал как надо»: признал в действиях Семенистой и «возбуждение вражды», и тот факт, что судьи – это «социальная группа».

Что же произошло такого, что изменило вектор изысканий? Представляете, даже не нашумевший законопроект «О внесении изменения в ст. 282 Уголовного кодекса Российской Федерации», принятый уже в первом чтении, исходя из которого всё идёт к частичной декриминализации самой статьи!

К чести Константина Виноградова надо сказать, что в ответ на ходатайства адвоката Константина Пакина о дополнительном исследовании «крамольного высказывания» следователь принял решение о назначении экспертного исследования в ином учреждении: в Центре экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета.

И там доктор социологических наук Елена Островская и кандидат филологических наук Тамара Редькина пришли к выводам диаметрально противоположным выводам Макарова. В частности:

«Являясь инструментом выражения негативных эмоций и будучи обращённым к единичному конкретному адресату – пользователю Spapa, комментарий не содержит сведений или фактов, не выражает семантики призыва или побуждения. В комментарии отсутствуют номинации, обозначающие человека или группу по принципам пола, расы, национальности, языка, происхождения, принадлежности к какой-либо социальной группе. В комментарии пользователя Лидии Семенистой отсутствуют факты, свидетельствующие о негативной оценке человека или группы лиц по признакам (…) принадлежности к какой-либо социальной группе. (…) Отсутствуют выраженные языковыми средствами негативные сведения о действиях представителей социальных групп. (…) Отсутствует побуждение к враждебным действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, факты, направленные на разжигание межнациональной, религиозной, социальной или иной розни».

И далее:

«Судьи не относятся к социальной группе».    

Принимая решение о прекращении уголовного преследования Семенистой, следователь Виноградов учёл и её объяснения, согласно которым свой комментарий она «разместила» в ответ «на высказывание предыдущего пользователя»:

«Была возмущена тем, что суд необъективно осудил сироту Абронова. Данным комментарием хотела показать, что судьи очень часто выносят необъективные решения и приговоры. У меня был эмоциональный всплеск после прочтения статьи, поэтому написала комментарий. Комментарий является ни чем иным как личным, эмоциональным и субъективным мнением по конкретной ситуации».

В целом, следователь Виноградов сделал вывод, что в действиях Семенистой отсутствует как объективная, так и субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Поскольку уголовное преследование Лидии Семенистой прекращено в связи с отсутствием состава преступления, она получила извещение о том, что имеет право на реабилитацию и компенсацию морального вреда.

…А что касается особенностей работы Владлена Макарова, то адвокат Пакин обратил внимание ещё на один момент. Почему-то в его «социогуманитарном исследовании» речь идёт об исследовании каких-то «видеоматериалов». Хотя никаких видеоматериалов в этой истории с роду не было. И очень похоже на то, что товарищ эксперт просто взял и вбил в ранее подготовленную «рыбу» данные дела Семенистой. Но даже не удосужился вычистить «рыбу», удалив всё, что совсем из другой оперы!