Отец и сын Максименко продолжают добиваться возбуждения уголовного дела против сотрудников ДПС, применивших по отношению к инвалиду физическую силу и спецсредство – наручники

Скоро исполнится два года с того дня, когда на «кольце» Большой Санкт-Петербургской произошло событие, ещё раз ославившее Новгородскую область на всю страну. Тогда четверо дюжих полицейских, усмотрев в поведении водителя Кирилла Максименко признаки неповиновения, отважно заламывали его, «доставляя» в служебный автомобиль, надели наручник. И ничуть не смутило дюжих полицейских, что пришлось надевать лишь один наручник: второй-то руки у парня нет, и именно по этой причине он признан инвалидом.

Благодаря тому что акция была запечатлена спутницей инвалида Юлией Хомутовой на видеоноситель, а запись «выложена» в сеть Интернет, о новгородском ЧП узнала вся страна. Потом сюжеты кочевали с одного федерального телеканала на другой.

Не остался инцидент незамеченным и в региональном СУ СК. «По факту» там возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Потом прекратили «за отсутствием состава». Потом снова стали расследовать. Снова прекратили.

После того как отец водителя Сергей Максименко обратился к депутату Госдумы Антону Морозову, а тот – к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, постановление о прекращении уголовного дела отменили вновь.

Сергей Максименко получил ответ, подписанный заместителем председателя СК РФ Игорем Красновым:

В настоящее время указанное решение (постановление о прекращении уголовного дела – А.К.) отменено, ход расследования уголовного дела взят на контроль в центральном аппарате Следственного комитета России. В целях оперативного реагирования на возможные нарушения закона обращения направлены руководителю СУ СК РФ по Новгородской области с поручением организовать объективную и всестороннюю проверку приведённых доводов с учётом результатов следствия по указанному уголовному делу, при необходимости принять предусмотренные законом меры по защите нарушенных прав. Исполнение поручения контролируется.

Однако по истечении определённого времени вновь было вынесено постановление о прекращении уголовного дела.

С этим и по сей день не согласны отец и сын Максименко.

В настоящее время в Новгородский районный суд подано заявление с просьбой об отмене последнего «отказного» постановления. Интересы Максименко теперь представляет ещё и адвокат организации «Общественный вердикт» Дмитрий Егошин.

По словам Сергея Максименко, дело уже было назначено к рассмотрению. Когда он и сын явились в суд, им, однако, сообщили, что процесс отложен в связи с тем, что дело истребовано Следственным управлением СК РФ по Новгородской области.

Очередное заседание назначено на 12 декабря.

И – два слова от себя. Понимаю, что обосновать применение физической силы, имея некоторый околоюридический опыт, можно.

Но вот как удалось сотрудникам ГИБДД убедить следователя, что они «не знали, что Максименко – инвалид», загадка за гранью рационального понимания. Следователь – представляете?! – поверил в то, что, заковывая единственную руку Кирилла в наручник (спецсредство), они даже не задались вопросом: а где – вторая? Объяснили следователю, что протез скрывала куртка: рука под ней или что другое, они не видели. Не знали… И даже тогда, когда стали «цеплять» наручник? Уму непостижимо!

Каким же талантом гипнотизёров обладают господа от ДПС?! И какой внушаемостью – следователь?!

Между тем, в законе «О полиции» говорится чётко и недвусмысленно:

«Сотруднику полиции запрещается применять специальные средства: в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних лиц» за исключением случаев оказания указанными лицами вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью граждан или сотрудника полиции».

Или, может быть, «указанное лицо» оказывало «вооружённое сопротивление»? Или, может быть, «совершало групповое нападение»?

Уж этого-то – точно! – не было!