Новгородский облсуд поддержал «десятку» районного, о чем и поведает стране кандидат в президенты России во время дебатов на Первом канале

Протестные акции, даже в защиту прав простого народа, — дело опасное, ярким доказательством чего и стало задержание трех участников митинга против роста тарифов ЖКХ, поправки к закону о капремонте, повышения зарплат правительству Новгородской области и за отставку мэра Великого Новгорода Юрия Бобрышева, прошедшего 15 декабря минувшего года в Новгороде. Тогда в отделение полиции были доставлены: Алексей Загорский, организатор, Кирилл Морозов и Илья Александров.

На следующий день в Новгородском районном суде им было назначено административное наказание в виде десяти тысяч рублей — каждому. Первому по ч. 1 ст. 20.2 («Нарушение организатором публичного мероприятия установленного порядка организации») КоАП РФ, остальным — по части пятой той же статьи («Нарушение установленного порядка проведения мероприятия»). Однако обвиняемые вину не признали и пошли на апелляцию, которая, правда, ничего не дала: приговор остался прежним. Что ничуть не смутило левых: они пошли дальше — по вышестоящим инстанциям.

Вчера уже в Новгородском областном суде состоялось рассмотрение их дел. Здесь стоит уточнить, что Алексей Загорский подал ходатайство о переносе даты рассмотрения своего дела, которое было отклонено, и разбирательство прошло в его отсутствие. Облсуд подтвердил решение районного: «десятка». Отмечу, что просьба Загорского о переносе его дела носила не произвольный характер, но стратегический — в связи с тем, что в двух других разбирательствах он выступал в качестве представителя защиты. С чем, собственно, справился весьма неплохо: его речь была очень убедительна.

Облсуд 3

Загорский нажимал на то, что задержание было незаконным, поскольку в случае каких-либо нарушений полиция должна была уведомить об этом всех митингующих с просьбой/требованием разойтись. Но этого, как свидетельствует оперативная видеозапись, сделано не было. Соответственно, протестующие не были поставлены в известность, что они что-то нарушают. Почему тогда задержали не всех участников акции? — задается вопросом представитель защиты. Это было бы вполне логично. Почему выбор пал именно на Морозова и Александрова? Потому что, как следует из протокола, они активно размахивали руками и выступали, используя при этом громкоговоритель. Однако эмоциональные выступления как раз подразумевают сильную жестикуляцию, история знает немало примеров, когда ораторы пользовались этим приемом для усиления эффекта своей речи. Но это было проигнорировано и классифицировано как повод к задержанию.

Другим серьезным аргументом защиты было указание на то обстоятельство, что 28 декабря прошел второй митинг, по сути, дублирующий первый. На этот раз полицейские не вмешались. Спрашивается, почему? Что, были какие-то отличительные, специфические черты у данной акции? Нет, ничего такого не было и в помине, кроме смены места дислокации — на этот раз мероприятие проходило не на набережной реки Гзень у памятника Петру Первому, а у ТЦ «Мармелад» в парке Юности, территория которого тоже считается гайд-парком. Не надо также списывать со счетов акцию сторонников Навального, проведенную 28 января. Тогда, как и в случае с первым митингом левых, место проведения было «забронировано» представителями «Комитета по правозащите граждан и противодействию коррупции» (именно это обстоятельство, напомню, и послужило условием нарушения правил проведения митинга против роста тарифов ЖКХ), более того, «комитетчики» присутствовали на «боевом посту» — чего в случае с акцией левых не было: мероприятие «Комитета» закончилось за три часа до начала акции. Стражами порядка было озвучено предупреждение о нарушении проведения общественных мероприятий и проведена серия задержаний, однако ни одного протокола составлено не было: все задержанные были отпущены.

Но Новгородский облсуд не счел эти аргументы весомыми. Более того, и в этом уже видится некоторая странность: опираясь на оперативную видеозапись, суд пришел к мнению, что Морозову было вынесено предупреждение о незаконном характере акции, тогда как такое предупреждение получил только организатор мероприятия Алексей Загорский. Подчеркну, что им эта информация до участников митинга донесена не была. Таким образом, все они были уверены в законности проводимого мероприятия. Или — Загорский един в трех лицах? Стоит ему что-то сказать, и это тут же — мгновенно! — становится известно Морозову и Александрову? Предположение антинаучное, пожалуй, даже абсурдное, но логично вытекающее из заявлений суда. Однако этим странность не исчерпывается. В качестве доказательств нарушения судом было упомянуто письмо администрации Великого Новгорода с уведомлением, что место уже занято «Комитетом», и предложено другое, на которое якобы организатор не ответил. Что, по словам защиты, не соответствует действительности, так как его отказ от другого места приложен к делу.

Облсуд

Итог: Морозов, по логике суда, был прекрасно осведомлен о незаконном характере митинга и предупрежден полицейскими (через телепатическую связь с Загорским). Соответственно, административное наказание в виде штрафа в размере десяти тысяч рублей, которое вынес Новгородский районный суд, — полностью справедливо и остается в силе.

На этом, однако, все не закончилось. Впереди было еще дело Ильи Александрова, идентичное «морозовскому». Но здесь было несколько сложнее, так как он сам не смог лично присутствовать на заседании. Ходатайство о том, чтобы его представителем стал Алексей Загорский, одновременно выступающий в качестве представителя защиты, было отклонено. Также, как и просьба перенести слушание, хотя, учитывая то, что Александров является доверенным лицом кандидата в президенты Максима Сурайкина, суд должен был пойти навстречу. В результате решение по делу Александрова осталось тоже без изменений. 

После вынесения решения Алексей Загорский заявил, что в воскресенье, 4 марта, состоится митинг, повестку которого, главным образом, и составит это решение суда. По итогам мероприятия будет отправлено письмо в аппарат президента.

И напоследок скажу, что, как стало известно, кандидат в президенты России Максим Сурайкин в рамках дебатов на Первом канале намерен озвучить ситуацию с задержаниями во время первого митинга против повышения тарифов ЖКХ и новгородскими судами — как районным, так и областным, дабы продемонстрировать, что происходит в провинции с политическими активистами, которые встают на защиту интересов простых граждан.

Фото автора.