Новгородец Роман Русаков: «Полицейские меня избили до переломов костей!»

Всё начиналось буднично и банально. В пятницу вечером, после трудовой недели, Роман с товарищем выпили пива. Разошлись. Товарищ пошёл своей дорогой, Русаков – своей. Его путь пролегал мимо магазина «Адепт» (того, что «с коровами») в районе Воскресенского бульвара. Поскольку там всегда дежурят таксисты, Роман решил воспользоваться их услугами. Тут-то и случился первый конфликт.

Одного из стоявших на «точке» таксистов Роман спросил, сколько будет стоить доехать до конца Псковской (Русаков там живёт). Таксист ответил: «350 рублей». Роман возмутился, потому как, и правда, от «коров» до конца Псковской, образно говоря, «упасть два раза». Близко это. Рядом. И 350 рублей? «Сотку, – сказал Роман, – дам! И ни копейки более!». Услышав перебранку, к спорящим подошли и друзья-коллеги. Естественно, неуступчивого таксиста.

Слово за слово, и началась драка. Роман был побеждён. Упал на землю. Таксисты, не дожидаясь полиции, естественно, разъехались.

А Роман полицию дождался.

– Вначале, – рассказывает он, – подъехала машина «скорой помощи». А сотрудники ППС, как я понял, подошли пешком. Сразу же надели на меня наручники. И стали заталкивать в машину «скорой помощи» (своей машины у них не было!). Я стал противиться и требовать, чтобы объяснили, что всё это значит. «Сейчас объясним!» – пообещали. И засунули-таки внутрь автомобиля. Там я сразу же получил удар в лицо – от одного из стражей порядка (совсем молодые, кстати!), его я никогда не забуду! Совсем не отрицаю, что после этого сказал всё, что о них думаю. И меня начали конкретно бить… Тогда я понял: то, что произошло с таксистами, – цветочки. Те били по-любительски, эти – профессионально! Пользуясь ещё и моей беспомощностью: руки-то – в наручниках! Они вошли во вкус. Я кричал. Но, как это чаще всего и бывает в таких случаях, никто меня не услышал.

Так или иначе, но до областной больницы Русакова всё-таки довезли. Кого-то из медперсонала в приёмном покое он попросил вызвать настоящую полицию, потому как те двое как полицейские уже не воспринимались: как бандиты, по словам Русакова, воспринимались. Но это требование, понятно, показалось медработникам странным. Осмотрев человека, пришли к выводу, что «ничего здесь страшного». Сделали и рентген ноги: никаких переломов костей у человека не выявили.

И дали добро на транспортировку «симулянта» в КАЗ (камера административно-задержанных) на улице Кооперативной. При этом сам Русаков утверждает, что сейчас в документах есть справка о том, что от медпомощи он якобы отказался.

– Не отказывался! – уверяет Русаков. На самом деле, говорит, медпомощь ему и не предлагали: «Ни одну из ссадин на лице даже лейкопластырем не заклеили!».

– Уже на Кооперативной, – продолжает Русаков, – меня начали «воспитывать» по второму разу. Один из тех, кто запомнился ещё по Воскресенскому бульвару, затолкал меня в туалет (там нет камер видеонаблюдения!) и избивал ещё там.  

Там же, на Кооперативной, Русаков снова потребовал, чтобы ему вызвали «скорую». Вызвали. Но, по словам мужчины, медики, увидев, кто именно просит помощи, даже не стали его осматривать, развернулись и удалились, кто-то напоследок бросил: «Его ведь уже смотрели!».

Избили

На следующий день Русакова повезли в суд. Поскольку сам он не отрицал, что отказывался выполнить требования полицейских «пройти в служебный автомобиль» (вопрос лишь в том, может ли машина «скорой помощи» квалифицироваться как «служебный автомобиль») и, как пишется в таких случаях всегда, словно по трафарету, «хватал сотрудника полиции за форменное обмундирование», судья Елена Пикалёва определила его действия как «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции» (ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ). Оштрафовала на 700 рублей. И отпустила домой.

Кое-как, по словам Русакова, он промаялся до конца того дня. А на следующий отправился в травмпункт. Вот там человека осмотрели чуть более внимательно. И ещё один рентген сделали: не только ноги, но и костей лица. Диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, кровоподтёки лица, перелом костей носа, перелом двух костей правой ступни.

Из травмпункта Русаков вновь был направлен в областную больницу. Пока находится на амбулаторном лечении: больничный выдан до 31 июля, но – и в этом, с учётом повреждений, нет никаких сомнений – впоследствии будет продлён.

На официальном уровне ситуация пока отозвалась лишь тем, что вчера вечером к Русакову наведались сотрудники полиции с улицы Пестовской (можно предположить, что причина визита – посещение Русаковым травмпункта, об обращении «криминальных травматиков» полицию уведомляют всенепременно), взяли заявление и объяснение, дали направление на судмедэкспертизу. Обещали, что дело «замято» не будет.

Тем не менее уже завтра Роман Русаков намерен обратиться с официальным заявлением и в СУ СК РФ по Новгородской области (расследование дел в отношении полицейских в его компетенции).

– Пусть я не повиновался – соглашусь, – говорит Русаков. – Пусть допустил грубые выражения – соглашусь. Но за это я уже ответил в суде. Теперь пусть и полицейские ответят за свои действия! Избивать-то так, до переломанных костей, – за что? По какому праву?    

За всеми дальнейшими перипетиями этой истории мы будем следить со всем вниманием. Пока можем предположить, что полицейские станут, образно говоря, переводить стрелки на таксистов. Сам же Роман Русаков, напомним, стоит на той позиции, что «выяснение отношений» с таксистами – цветочки. Ягодки были позже. Кроме того, Русаков будет обращаться и в областной департамент здравоохранения с жалобой на действия врачей НОКБ.

Фамилии доблестных полицейских пока мы не называем, но, надеемся, в недалёком будущем у нас появятся все основания, чтобы их обнародовать.

Фото автора

На снимке. Роман Русаков: «Последствия общения с новгородской полицией!»  

Сохранить