Боровичанин, который сломал позвоночник на производстве, пять лет добивается возмещения утраченного дохода

Боровичанин Роман Кузнецов на протяжении пяти лет тщетно пытается взыскать утраченный заработок с местного комбината строительных материалов. В 2011 году он получил перелом позвоночника на производстве.

Обстоятельства несчастного случая дважды расследовала инспекция труда. Выданные заключения противоречат друг друг. Когда дело дошло до суда, сначала иск Кузнецова был удовлетворён, но в апелляции решение было отменено. Пострадавший не оставляет попыток доказать свою правоту.

С просьбой о помощи Роман Кузнецов обратился в редакцию «Ваших новостей». Мы попытались разобраться в ситуации.

***

Несчастный случай на «Боровичском комбинате строительных материалов» произошёл седьмого июня 2011 года. Роман Кузнецов работал на предприятии наладчиком оборудования. В девять часов утра на полуавтоматической линии по резке кирпича одна из полок с изделиями упала с погрузочной платформы в приямок элеватора. Линию остановили. Кузнецов спустился в приямок, чтобы достать оттуда упавшие кирпичи и полку. В этот момент платформа начала двигаться и прижала наладчика к цепному конвейеру. Кузнецов закричал. Однако его коллеги смогли остановить платформу не сразу. Сделать это удалось лишь главному энергетику, который обнаружил ошибку «защиты частотного преобразователя загрузочной платформы» на мониторе пульта управления. Для остановки платформы ему пришлось прозвести сброс управления линией. Только после этого платформу отогнали назад и извлекли пострадавшего наладчика.

Через два дня после несчастного случая на предприятии создали комиссию по расследованию обстоятельств случившегося. 15 июня был составлен акт о несчастном случае на производстве. В нём было указано, что здоровью Кузнецова был причинён «лёгкий вред». Был диагностирован лишь перелом костей таза.

– При осмотре в боровичской ЦРБ я говорил, что не чувствую ног, – говорит Роман Кузнецов. – Однако по медицинским показателям была поставлена «лёгкая» степень вреда здоровью Из-за этого в комиссии не было представителей с моей стороны и со стороны инспекции труда. Хотя при переломе костей таза вред никак не может быть «лёгким», так как требуется более двух месяцев лечения.

Однако впоследствии выяснилось, что у него защемлён седалищный нерв, сломан крестец (кость в основании позвоночника).

Через две недели после произошедшего было проведено дополнительное расследование по заявлению пострадавшего наладчика, а также по требованию прокуратуры. На этот раз в комиссию вошёл инспектор по труду.

Однако с выводами комиссии пострадавший не согласился и через полтора месяца после инцидента направил в инспекцию труда заявление с требованием провести расследование ещё раз. По словам Кузнецова, инспектор не приобщил заявление его доверенного лица о нарушении ГОСТа об общих требованиях безопасности при производстве силикатного кирпича на комбинате, а также не учёл другие его требования. После этого уже другой инспектор составил новое заключение и выдал комбинату строительных материалов предписание о переоформлении акта по итогам расследования несчастного случая. Однако предприятие его не исполнило и оспорило в суде.

В акте по итогам первого расследования в числе лиц, ответственных за нарушения, которые привели к несчастному случаю, были указаны начальник цеха, мастер смены, транспортировщик вагона и сам пострадавший наладчик оборудования. В заключении же, которое было составлено после проведения дополнительного расследования по заявлению Кузнецова, он и начальник цеха в числе ответственных не значатся. Зато среди них есть генеральный директор и главный инженер предприятия.

С этим заключением Кузнецов обратился в Боровичский межрайонный следственный отдел с требованием возбудить уголовное дело о нарушении требований охраны труда.

Сначала иск «БКСМ» рассматривался в Боровичском районном суде. Требования предприятия были отклонены. Однако решение было обжаловано в областном суде. Дело вернули на повторное рассмотрение. Уже другой судья районного суда пришла к выводу, что по подсудности иск должен рассматриваться в Новгородском районном суде.

В июне 2012 года, через год после несчастного случая, суд в Великом Новгороде вынес решение в пользу предприятия. Судья сочла, что оснований для дополнительного расследования не было, так как первоначальное заключение отменено не было, указав в решении, что потерпевший при несогласии с выводами комиссии должен был обжаловать заключение в судебном порядке. Иначе говоря, заключение по результатам повторной проверки отменили из-за процессуальных нарушений самой трудинспекции.

На заседании не присутствовали ни представители пострадавшего наладчика, ни подавшего иск комбината, ни трудинспекции.

– Роман получил повестку по почте всего за полдня до начала, – поясняет его представитель. – Он в это время передвигался на костылях, находился на инвалидности с 80%-й утратой трудоспособности. Доверенные лица приехать на заседание за 200 километров от Боровичей также не имели возможности. Пришлось бы делать всё в спешке, мы бы не успели подготовиться, собрать документы. Помощнику судьи по факсу сразу же была направлена просьба о переносе судебного заседания, но судья никаким образом на это не отреагировала.

В апелляции решение суда первой инстанции устояло.

– В суде не захотели разобраться в ситуации и защитить пострадавшего человек из-за процессуальных нарушений, допущенных самой инспекцией труда, – сетует представитель Кузнецова.

Стоит отметить, что 22 ноября 2011 года, через пять с половиной месяцев после несчастного случая, Романа Кузнецова уволили с комбината по причине утраты трудоспособности на 80%. В связи с получением трудового увечья пострадавшему наладчику назначили страховые выплаты по линии социального страхования.

– На данный момент это – пенсия примерно в 6000 рублей, – говорит Кузнецов. – До момента несчастного случая заработная плата с учетом отпускных составляла 15 517 рублей. За период с 22.11.2011 года по 31.05.2014 года в качестве ежемесячных страховых выплат мы получили 317 564 рублей. При исчислении по среднему заработку, утраченный заработок за указанный период составляет 153 134 рублей.

Семья Кузнецовых попыталась взыскать эти деньги с бывшего работодателя Романа. В сентябре 2014 года Боровичский районный суд взыскал с комбината строительных материалов 258 тысяч рублей в качестве утраченного заработка и дополнительных материальных расходов. Однако апелляционная коллегия областного суда это решение отменила и отклонила иск. В семье Кузецовых недоумевают по поводу того, что позицию работодателя поддержала прокуратура.

Представители комбината во всех судах обращали внимание на вину самого наладчика в произошедшем несчастном случае. По акту комиссии, разбиравшей обстоятельства происшествия, рабочий не обесточил линию и не установил на пульте управления предупреждающую табличку. Сам Кузнецов утверждает, что не стал бы спускаться в приямок, если бы линия не была обесточена, а таблички появились на комбинате только после несчастного случая.

В заключении по результатам дополнительного расследования, которое впоследствии комбинат строительных материалов успешно оспорил в суде, зафиксирован ряд нарушений, касающиеся обязательного обучения и инструктажа рабочих. В частности, там говорится о нарушении главным инженером комбината требований Трудового кодекса.

– Факт проверки суд отменить не может, – говорят Кузнецовы. – Все это было представлено в следственный отдел, но они ничего, кроме опросов, не делали. Вопреки закону, отпечатки пальцев не были сняты, расшифровку программного обеспечения не провели. Спустя почти пять лет после несчастного случая доверенные лица пострадавшего не могут добиться законного расследования.

Через полгода после несчастного случая боровичская полиция возбудила уголовное дело о причинении тяжкого вреда по неосторожности. Однако в июне 2013 года производство по делу было прекращено в связи с истечением сроков давности.

– Уголовное дело возбудили по неверной статье, – считают в семье Кузнецовых. – В ходе проверки инспекция труда выявила нарушения техники безопасности на предприятии. Случай очень серьёзный. Пользуясь административным давлением и финансовыми ресурсами, директор предприятия, а также ответственные лица полностью ушли от ответственности.

Кузнецовы пытались оспорить результаты расследования несчастного случая, которые принимают за основу все суды при рассмотрении споров семьи пострадавшего наладчика с комбинатом строительных материалов. Однако, даже дойдя до Верховного суда, добиться их отмены боровичане не смогли.

Пытаясь добиться привлечения к ответственности людей, которых Кузнецовы считают виновными в случившемся, Роман и его представители писали даже главе Следственного комитета Александру Бастрыкину. Но даже это результата не принесло. В ответах СКР сообщалось, что дело находится на контроле.

– Затем дело передавалось в следственное управление по Новгородской области, потом – в Боровичи, – говорит Роман Кузнецов. – После этого мы получали ответы о том, что дело прекращено полицией в связи с истечением сроков давности. Однако сроков давности по расследованию несчастных случаев на производстве не существует. Не ясно, что помешало возбудить уголовное дело о нарушении требований охраны труда. С появлением новых невыясненных обстоятельств дело должно быть возобновлено для привлечения виновных к ответственности.

***

Здоровье Романа понемногу восстанавливается. Недавно ему наконец удалось устроиться на работу, где он получает пусть скромные, но всё же необходимые деньги.

– Я не жду, что рассказ о моей истории поможет как-то её изменить, – сказал «ВН» Кузнецов. – Но я надеюсь, что людям, оказавшимся в аналогичной ситуации, благодаря ему, будет легче добиться справедливости.

Сейчас Роман готовит документы для обращения в Конституционный суд.