Обвинитель по «дорожному делу»: Сомнительно нежелание чиновников взыскать 15 миллионов

Накануне в областном суде закончились прения в рамках рассмотрения апелляционных жалоб осуждённых и их адвокатов по «дорожному делу». Выступили представители государственного обвинения.

Георгий Жуков заявил, обращаясь к апелляционной коллегии, что позиция защиты не подкреплена никакими достоверными доказательствами и попросил оставить приговор районного суда без изменений.

В своей речи Жуков вновь упомянул телефонные переговоры вице-губернатора Арнольда Шалмуева с сенатором Дмитрием Кривицким.

– Из телефонных переговоров явно следует, что Шалмуев, действуя как в своих интересах, так и в интересах Кривицкого, обеспечил регулярное поступление денежных средств по условленной схеме и их передаче через посредника. Эти действия совершались как на подготовительном этапе формирования группы для обеспечения её покровительства со стороны самого Шалмуева и Кривицкого, так и непосредственно при изъятии денежных средств, предназначавшихся для оплаты выполненных по государственным контрактам работ, – сообщил Жуков.

Обвинитель заявил, что не нашла подтверждения и версия о секретном письме из ФСБ.

– Версия Шалмуева о том, что он исполнял распоряжения губернатора и письме из управления ФСБ о пресечении противоправной деятельности на территории Новгородской области не нашла подтверждения. Шалмуев, контролируя деятельность ГОУП «Вече», не принял мер к расторжению контракта с организациями, не допустить хозяйственную деятельность которых в регионе он, якобы, стремился. Допрошенный в суде руководитель подразделения УФСБ показал, что управление никогда не обращалось в администрацию области с письмами подобного содержания. В действительности сам Шалмуев являлся объектом оперативной разработки.

Немало внимания в прениях было уделено мнению представителей потерпевших об ущербе, который, по мнению гособвинения, был нанесён бюджету Новгородской области. Так, адвокаты подсудимых неоднократны ссылались на заявления сотрудников департамента финансов Новгородской области, а затем департамента транспорта и дорожного хозяйства о том, что бюджету региона не было причинено ущерба.

– Субъективная позиция потерпевшего не является основанием для признания его таковым судом, – заявил в прениях Георгий Жуков. – В случае причинения вреда интересам государства, обязанность по их защите возлагается на государственное обвинение. Привлечение в качестве потерпевших государственных органов является лишь дополнительной мерой защиты имущественных и неимущественных прав. Данная правовая позиция, по нашему мнению, сводит на нет все рассуждения стороны защиты о том, какое важное и принципиальное значение имеет мнение потерпевшего.

Обвинитель выразил недоумение позицией представителей потерпевшей стороны.

– Сомнительно бездействие представителей потерпевшего в вопросе заявления гражданского иска и упорное нежелание департамента транспорта и дорожного хозяйства взыскать в доход областного бюджета немалые для Новгородской области деньги в сумме более 15 миллионов рублей. Одновременно возникают сомнения в добросовестности тех лиц, которые предоставляют стороне защиты документы, не желая признать установленный приговором суда ущерб и взыскать его в доход бюджета. Может быть, департаменту транспорта и дорожного хозяйства не нужны 15 с лишним миллионов рублей, но Новгородской области и, особенно, её дорожному хозяйству эти деньги, уведённые вследствие преступной деятельности осуждённых, нужны. Нам в бездействии потерпевших и в том, как защита постоянно ссылается на их позицию, выкладывая на стол бумаги, полученные от потерпевших, видится только одно, а именно – консолидированная позиция коллег Шалмуева и его защитников, – констатировал Жуков.

Он также упрекнул адвокатов, участвующих в процессе, в использовании приёмов риторики – попытки увести внимание от существа спора.

– Позиция защиты содержит множество противоречий. Одни защитники утверждают, что преступной группы не было вовсе, другие говорят, что она была, но действовала в другом составе и в другое время, третьи заявляют о наличии хищения, а четвёртые – о том, что никакого события преступления вовсе не было. Невольно вспоминаются слова писателя Салтыкова-Щедрина: «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать». Полагаем, что оснований для отмены приговора не имеется.

Адвокат Арнольда Шалмуева Владимир Черкасов назвал речь обвинителя «агонией» и посоветовал коллеге читать материалы уголовного дела, а не произведения Салтыкова-Щедрина.

– Строна обвинения указывает не на хищение, а на нецелевое использование бюджетных средств. Зачем мы говорим о Кривицком, если по нему было отказано в возбуждении уголовного дела? Суду не предоставлено ни одного документа на основании которых эти 15 миллионов перешли от департамента транспорта и дорожного хозяйства через «Новгородавтодор» и «Вече» к «Магистрали». Нам говорят о подложной КС-3. Но суд, вынося приговор, не обратил внимание, что по поддельной КС-3 некий Вишняков получал взятки, он выполнил эти КС-3, отдал их и получил деньги. Причём здесь Шалмуев?

Сам вице-губернатор был крайне эмоционален. Его возмутили слова государственного обвинителя о том, что апелляционная жалоба буквально пропитана ненавистью к суду и судье, вынесшей приговор.

– На протяжении всех четырёх лет ненависть испытывалась именно ко мне и к моей семье. Любыми путями на меня пытались оказывать давление. Мне говорили, что «ты, жидовская рожа, будешь сидеть, именно ты, а не кто-то другой должен сидеть, и мы отнимем у тебя ребёнка через опеку». При чём здесь ненависть к суду, если суд первой инстанции не разобрался, что это – экономическое преступление, и экспертиза не доказала, что именно 15 миллионов было похищено. И в отчёте об исполнении бюджета нет ни одной строки об исчезновении бюджетных средств, – заявил Шалмуев.

В ответной реплике представитель гособвинения сказал, что сотрудники Счётной палаты Новгородской области при подготовке отчёта об исполнении бюджета были введены в заблуждение подложными документами.