Вице-губернатор – рыбакам-любителям: «На удочку не клюёт? Тут уж от умения зависит»

Требование рыбаков-любителей о полном запрете промыслового лова на озере Ильмень в период нереста не нашло поддержки у представителей научного сообщества и власти.

Накануне пункты резолюции, принятой участниками августовского митинга, обсудили на областном рыбохозяйственном совете. Больше всего внимания было уделено вопросу о запрете промысла в нерестовый период. Тема обсуждается уже на протяжении нескольких лет.

В 2013 году ситуацию с озером Ильмень обсуждали в Федеральном агентстве по рыболовству. По словам начальника отдела организации и регулирования рыболовства Северо-Западного территориального управления агентства Виктора Мишкина, все участники тогда единогласно проголосовали за полное закрытие весеннего промысла.

– Нам надо думать, что мы оставим следующим поколениям, – говорит Мишкин. – Но решение может быть принято только на основании биологических исследований.

Новгородские ихтиологи их проводят. Однако пока результаты их наблюдений не убеждают учёных в необходимости полного закрытия промыслового лова весной.

– Наша лаборатория в 2015 году выполнила работу по поводу запрета на промысел в период весеннего нереста всеми орудиями лова на всех водоёмах, – рассказывает руководитель новгородской лаборатории Государственного научно-исследовательского института озёрного и речного рыбного хозяйства Татьяна Никитина. – На учёном совете в ГосНИОРХе работа поддержки не нашла в связи с отсутствием натурного обследования. В этом году мы также обсуждали с учёным советом: что же нам делать с озером Ильмень. Выдвинули несколько предложений. Учёный совет поддержал только изменение размера ячеи в сетях и мелиоративные работы. Было предложено ограничить лов в местах нерестилищ.

Тем не менее, в настоящее время новгородские ихтиологи работают над биологическим обоснованием дополнительных ограничений промысла во время нереста. По мнению учёных, для объективного заключения данных, которые они получают сейчас в ходе осенней съёмки озера, недостаточно.

В настоящее время в период нереста на озере Ильмень разрешён промысел только мережами. Как говорят специалисты, из ценных видов рыб в них довольно часто попадает только щука.

– С точки зрения моего опыта, нужно ограничить лов в конкретных нерестилищах. Состав улова мерёж зависит о того, в каких местах они установлены, – считает Татьяна Никитина.

Глава Старорусского района Василий Бордовский уверен, что закрытие промысла в период нереста негативно скажется на состоянии рыболовецких хозяйств и приведёт к оттоку молодёжи.

– За последние шесть лет нам удалось достичь баланса интересов в добыче, переработке и торговле рыбой. В 2014 году проводились научные исследования влияния мерёжного лова в весенний период на воспроизводство водных биоресурсов. Процитирую один абзац из отчёта о работе: «Весенний мерёжный лов в Ловатской пойме не способен ощутимо повлиять на воспроизводство водных биоресурсов, поскольку улов на 85% обеспечивается малоценными видами рыб». На сегодняшний день ряд предприятий заинтересован в более глубокой переработке рыбы. Они выходят на переговоры с торговыми сетями. Последний на данный момент пример – переговоры с сетью «Ашан». Они заинтересованы в поставках охлаждённой рыбы, но одним из условий сетевиков является минимизация всплесков сезонного минимума и максимума. В настоящее время переговоры приостановлены, – констатировал Бордовский.

По словам директора колхоза «Красный рыбак» Сергея Дробинина, и без полного запрета весной два-три месяца в год промысловики не могут ловить рыбу.

– Есть понятие «ни лёд, ни вода». Река позже встаёт, чем озеро, весной раньше вскрывается, соответственно, сети ставить невозможно. На мерёжном промысле с растворения льда до 8-9 мая у нас работают где-то 60 человек. После этого они выбирают мережи и начинают готовиться к неводному лову. Если решение о запрете мережного лова будет принято, у нас вся молодёжь уедет на другие заработки. Будет хорошо, если мы соберём народ на один-единственный невод, – рисует безрадостную картину Дробинин.

Руководитель «Красного рыбака» рассказал, что колхоз за шесть лет увеличил объёмы вылова почти вдвое с 700 до 1200 тонн.

– Любители говорят: «Нет рыбы», но если взять отчёты ГосНИОРХа, промысловый запас щуки в озере в 2015 году составлял 2240 тонн, всем промысловикам области было разрешено выловить только 210 тонн. Нет конкретики, когда говорят об исчезновении возрастных особей. Но если взять ту же щуку, в 2004 году её средний возраст составлял два года и девять месяцев, в 2013 году – два года и восемь месяцев, сейчас – три года. Половозрелость щуки наступает в два года. То есть она приносит потомство. Нельзя сказать, что с озером происходит какая-то катастрофа.

Один из промысловиков и вовсе заявил о том, что закрытие промысла может дать прямо противоположный ожидаемому эффект.

– Четыре года у нас запрещено ловить рыбу в реках, и там её не стало, – утверждает фермер Сергей Малов. – Старушки вспоминают послевоенное время. Пять лет в войну не ловили, потом три года не было уловов, только на четвёртый рыба появилась.

Председатель общества охотников и рыболовов Николай Шиловский заявил, что весенний лов мережами может даже способствовать росту ценных видов рыбы.

– В озере стало очень много мелкой рыбы. Ловят её, в основном, мерёжами. Кормовая база у всей рыбы, в основном, одна. Белую мелкочастиковую рыбу нужно вылавливать, чтобы давать расти другим видам, – подчёркивает Шиловский.

Рыбаки-любители, участвовавшие в митинге, на рыбохозяйственный совет не пришли. Поэтому возразить промысловикам и их единомышленникам оказалось некому.

Вице-губернатор Александр Бойцов назвал озвученную любителями точку зрения во многом правильной, но заявил, что рыба не клюёт не потому, что её нет.

– Я как заместитель губернатора не могу сказать, что рыбаки требуют чего-то сверхъестественного. Они требуют, чтобы на озере действовал определённый порядок, чтобы запасы рыбы соответствовали нормам. А то, что все кричат: «У меня на удочку не клюёт!». В этом году, говорят, клевало у всех и здо́рово. Тут уж от умения зависит.

Иллюстрации: фото Максима Озерцова, Алексея Мальчука и Павла Власова, а также кадры из фильма «Особенности национальной рыбалки»