Новгородские реки и озёра обезрыбели. Или нет?

В прошлом году из водоёмов Новгородской области выловили 3 121 тонну рыбы. В правительстве региона этот результат назвали лучшим за последние 27 лет. При этом, рыбаки-любители твердят, что рыбы в реках и озёрах практически не осталось. Учёные и чиновники признают, что из-за низкого уровня воды существуют проблемы с её воспроизводством, но просят не преувеличивать проблему.

«Чем гордимся? – недоумевает один из читателей «ВН». – Вычерпали всю рыбу из Ильменя из-за небывало низкого уровня воды! Несмотря на все запреты, промысловики ловили вплоть до ледостава. Рыбзавод во Взваде работал весь сезон круглосуточно! Таких промыслов не помнят даже рыбаки-старожилы! И ни у кого голова не болит, что завтра им самим же (промысловикам) кушать будет нечего и не на что».

Ни поклёвки

Николай Иванович и Виктор Дмитриевич третий день ждут хотя бы одной поклёвки на набережной Александра Невского в районе Ярославова Дворища. Ловить пытаются на удочки.

– Сидим и утром, и вечером, – ни поклёвки, – сетуют рыбаки. – Зимой тоже было плохо. Последние два года так. Уровень воды сейчас низкий, рыба собирается на ямах, а её оттуда сетями выгребают. Надеемся, что летом станет получше, когда рыбка оправится от зимы.

Олег кидает блесну в районе моста Александра Невского. Похвастаться тоже пока нечем. Опять же «грешит» на промысловиков:

– Рыбу сетями выбивают. Посмотрите, какой судак продаётся в магазинах. Рыбе просто не дают вырасти, – качет головой рыбак.

Нагрузка со стороны промысла, действительно, очень существенна. И она растёт год от года. Это признают, в том числе, в департаменте природных ресурсов и экологии Новгородской области.

– В прошлом году мы достигли самых высоких показателей по вылову на озере Ильмень – 2 770 тонн, – говорит начальник отдела рыбного хозяйства Наталья Емельянова. – Биологическая норма в нормальных условиях при нормальном нересте составляет 30-35 килограммов с гектара. В таких условиях мы можем вылавливать 3-3,5 тысячи тонн. Столетиями на Ильмене была такая рыбопродуктивность. Но сегодня рыбопродуктивность составляет 26-28 килограммов с гектара. Предельной нагрузки со стороны промысла мы ещё не достигли, но близки к этому.

Серьёзную нагрузку водоёмы испытывают и со стороны любителей.

– Сегодня рыбак-любитель несёт домой не пять килограммов рыбы, как было разрешено в прежние годы, – констатирует Емельянова. – Правила сделаны таким образом, что любителю не надо брать разрешения. Многие называют себя любителями, а, по сути, ловят в тех же промышленных объёмах. Поэтому очень важно принять закон о спортивном рыболовстве. Субъекту федерации будет дано право устанавливать норму вылова. Если будет разрешено вылавливать не более пяти килограммов за раз, ни в лодке, ни в машине у любителя не должно будет находиться сорок килограммов.

Промысловики хоть и вылавливают все установленные квоты и лимиты на озере Ильмень, однако, как и любители, сетуют на отсутствие крупного судака и щуки.

– По сравнению с концом 90-х годов – началом 2000-х судака на три, пять килограммов попадается очень мало, – говорит Алексей Ляшенко, руководитель рыболовецкой бригады индивидуального предпринимателя Сергухиной. – Обстановка сейчас гораздо хуже, чем в 90-х. Необходимо узаконить бóльшие размеры ячеи для ловли мелкочастиковой рыбы. Тридцаткой мы выбиваем мелкого судака. И самое главное – нужно делать прокопы в устьях рек: Мсты, Шелони, Большой Глинки. Уровень низкий, реки пересыхают, рыба не может выйти в озеро. В прошлом году 70% икры погибло из-за низкого уровня воды. Если так пойдёт дальше, через 10-15 лет мы будем радоваться любой пойманной рыбинке.

Период мелкого хищника

Размеры ячеи в сетях установлены правилами рыболовства. Многие промысловики используют более крупную ячею, сознательно идя на нарушение, чтобы не вылавливать молодняк. В этом году новгородская лаборатория Государственного научно-исследовательского института озёрного и речного рыбного хозяйства получила заказ на разработку научного обоснования для увеличения размера ячеи.

– Мы будем анализировать возможность увеличения размера ячеи с 30 сантиметров до 36-40, – поясняет руководитель лаборатории Татьяна Никитина. – Делается это с целью сохранения популяции. В основном в мелкую ячею попадает судак непромыслового размера.

Учёные признают, что в озере в последнее время сократилась численность крупных хищников – судака и щуки. В то же время, по словам специалистов, этот процесс является цикличным: периоды, когда крупной рыбы становится меньше, чередуются с более благоприятными, как и периоды высокой рыбопродуктивности с временными отрезками низкой.

– В 1890-1900-х годах, когда у нас начиналась серьёзная нагрузка на водоёмы, Никольский и Домрачев писали в своих исследованиях, что судак мельчает, – рассказывает Татьяна Никитина. – В советские годы эти показатели увеличились. Рыбопродуктивность в 80-х годах составляла порядка 25 килограммов с гектара. В 2000-х она снизилась до 15 килограммов.

– Когда восстанавливаются возрастные ряды, рыба становится больше, увеличивается объём добычи, – в свою очередь рассуждает начальник отдела государственного контроля, надзора и рыбоохраны Новгородской области Игорь Викторов. – Активное освоение приводит к уменьшению количества крупных особей. Опять принимаются меры к увеличению. Так происходит постоянно. Нельзя говорить, что всё плохо, рыбы не стало. В настоящее время мы находимся в том временном промежутке, когда возрастные ряды снижены.

Из-за сокращения численности крупного судака в озере стало очень много ерша. В то же время рыбаки-любители жалуются, что в последнее время очень плохо ловится окунь.

– Каждый вид обитает в определённой зоне, – рассуждает Татьяна Никитина. – Судак – в основном на глубинах. Когда у нас уменьшается уровень воды в озере, он уходит в более глубокие места. Его нельзя поймать на периферии, где глубина на протяжении нескольких километров – всего полметра. То же самое происходит и с окунем. Свидетельствовать о том, что, как многие говорят, окуня у нас нет, нельзя. Рыба меняет место своего обитания, уходит в реки.

Фермер Андрей Озеров называет несправедливыми обвинения со стороны рыбаков-любителей в том, что промысловики выловили всего окуня:

– Промысел его не трогает, – утверждает Озеров. – На мой взгляд, как была рыба, так и есть. В озере нет крупного судака, зато стало даже больше леща и плотвы. Щучки и судачки стоят очень высоко в реках – в Веряжке, в Шелони. Мы общаемся с коллегами с Ладоги, из Рыбинска: ситуация везде одинаковая. Везде низкий уровень воды.

Руководитель регионального общества охотников и рыболовов Николай Шиловский также не разделяет паники по поводу исчезновения рыбы (реального или мнимого).

– Сомнительно, что промысловики выловили всю рыбу, – качает головой Шиловский. – Раньше рыбаков-профессионалов было намного больше. Существовали бригады в деревнях на крупных реках. Сам я недавно был на зимней рыбалке в Аркадских заливах. На две удочки только успевал таскать. Поймал больше пяти килограммов плотвы. И товарищи, все кто пришёл, отловили хорошо. Кто плотву, кто окуня. А до этого за неделю были в сильный ветер, просидели до самого вечера, только две рыбины поймали.

Начальник отдела государственного контроля, надзора и рыбоохраны Новгородской области Игорь Викторов убеждён, что настоящий рыбак, как и охотник, должен постоянно искать, а не сидеть на одном месте, которое когда-то приносило хорошие уловы, и ждать.

Зарыбить. Прочистить... Ловить

Викторов последовательно отстаивает идею зарыбления озера. Пока его практически никто из тех, кто имеет отношение к рыбному хозяйству региона, не поддерживает. Прежде всего, стоит сказать, что идея требует проведения дорогостоящего научного обоснования.

– Зарыбление основными промысловыми видами рыб у нас никогда не проводилось, поэтому необходимо сначала проводить научную работу, – поясняет Татьяна Никитина. – Согласно госзаданию, у нас этой тематики нет, если будет платный заказ, будем делать. Самым эффективным способом восстановить озеро была бы остановка промысла в принципе. К сожалению, состоится это навряд ли. А из более реальных мер – проведение рыбохозяйственной мелиорации, уменьшение промысловой нагрузки, ведение более рационального лова, уменьшение плавных двоек, переход на невода.

Впрочем, на небольших озёрах в ряде районов зарыбление в последние годы производилось. Но оценить его эффективность в данный момент не представляется возможным – соответствующей оценки учёные не делали.

– У нас есть очень хорошие результаты на озере Заозерье в Окуловском районе, на озере Березай в Валдайском районе, есть результаты и на озёрах Меглино с Великим в Мошенском районе, – утверждает начальник отдела рыбного хозяйства департамента природных ресурсов и экологии Наталья Емельянова. – За последние несколько лет мы выпустили около пяти миллионов штук всяких ценных видов рыбы в малые водоёмы. В основном, щуки.

Помимо щуки малые озёра зарыбляются судаком, пелядью, ряпушкой, сигом.

Однако чтобы зарыбить Ильмень, необходимы колоссальные траты и объёмы выращивания рыбы.

– Более важно, – продолжает Емельянова, – соединить места нереста с основным водоёмом – провести мелиоративные мероприятия, связанные с углубление воротков, через которые, рыба потом сможет выйти в озеро.

Большинство специалистов, имеющих отношение к рыбному хозяйству, сходятся во мнении о том, что причиной нынешней сложной ситуации явился аномально низкий уровень воды в водоёмах. Тёплые бесснежные зимы привели к обмелению рек и озёр. Устья таких крупных рек, как Мста и Ниша, осенью превращаются в небольшие ручейки.

– Осенью из-за малой воды многие речки просто не сообщаются с озером, – констатирует директор регионального общества охотников и рыболовов Николай Шиловский. – Выходишь в устье Мсты – течёт небольшой ручеёк, а вокруг два-три километра голых песков. Пересыхают Перерва и Большая Глинка.

– Проблема существует на большинстве рек, которые впадают в озеро Ильмень, – признаёт руководитель новгородской лаборатории ГосНИОРХа Татьяна Никитина. – Согласно проведённой работе, все устья рек мстинской и ловатской поймы – от истока реки Волхов до Ловати, все реки, заливы (в основном южный берег) – требуют проведения рыбохозяйственной мелиорации. Что касается устья Шелони, там также нужно выполнять такую работу, но эти реки не так подвержены заилению. Получше ситуация в районе деревни Курицко, где «Новгородский порт» добывает песок. К сожалению, они не всегда могут подойти к нужному месту. В этом году так мелко, что они не могут поставить земснаряд, потому что их оборудование не приспособлено для таких глубин.

В департаменте природных ресурсов и экологии рассчитывают, что заявка на выполнение работ по прочистке устья реки Ниша от песка попадёт в план Росрыболовства на 2017 год. Новгородская область добивается этого не первый год.

– Это приоритетное место нереста, – поясняет начальник отдела рыбного хозяйства Наталья Емельянова. – Я сама была там в сентябре. Устье можно перейти в дамских сапожках – там по щиколотку. Ни воды, ни рыбы. Мы подали научное обоснование. Работу по его составлению оплачивали рыбаки. Пришёл ответ от руководителя Росрыболовства о том, что эта работа планируется на 2017 год. Заявка должна в мае-июне уже войти в качестве предложения на следующий год. То же самое надо делать и по Мсте. Губернатор поручил подготовить обращение в министерство природных ресурсов. Ситуация влияет на наполняемость озера водой.

Пару слов о снетке

Не могли мы не поинтересоваться и о снетке. Последние пять лет в Ильмене он не ловится. Тем не менее, на любых общественных слушаниях, касающихся рыбного хозяйства в Новгородской области, вопрос о снетке является едва ли ни самым часто задаваемым.

– Снеток, безусловно, сменил место обитания, – считает Игорь Викторов. – Насколько я знаю, это – холоднолюбивый вид. Воды стало меньше, она хорошо прогревается. Разумеется, в тёплой воде он жить не будет.

По мнению ихтиологов, в данном случае возможны дальние миграции.

– Уже в прошлом году мы не давали лимита на вылов снетка, – говорит руководитель новгородской лаборатории ГосНИОРХ Татьяна Никитина. – В Ильмене его нет. Озеро было мелководным всегда. При обычных условиях его средняя глубина составляла 3-3,5 метра. В последние три-четыре года уровень упал на полтора-два метра. В данном случае возможны дальние миграции в те условия, где снетку будет комфортно.

В то же время, по словам Игоря Викторова, промысловики особенно и не пытаются поймать снетка.

– Может быть, он где-то и есть, но специально его не ловят. Для этого нужны специальные снетковые риссы. Их не устанавливают, а во что попало его не поймаешь. Правда, в этом году два промысловика всё же выписали разрешения на них с уверенностью, что знают, где ловить снетка. Посмотрим, что у них получится, – говорит Викторов.

***

Квота на вылов судака в 2017 году промысловикам, по сравнению с 2015 годом, будет уменьшена более чем в два раза и составит всего 60 тонн. Однако рассчитывать, что подобных мер будет достаточно для преломления в ближайшее время тенденции снижения нерестового запаса основных промысловых видов – судака и щуки – не приходится. Уровень воды в реках и озёрах Новгородской области в этом году, судя по всему, сохранится на уровнях ниже среднемноголетних значений. А значит, будущее рыбного хозяйства зависит, в первую очередь, от самих рыболовов – как профессионалов, так и любителей.

Фото: Алексей Мальчук (1,2, 6-10), Павел Власов (5), открытые источники в сети «Интернет» (3,4)