Следи за собой, будь осторожен

Количество уголовных и административных дел об экстремизме в последние годы неуклонно растёт. Как показывает практика, чтобы оказаться в числе «экстремистов», достаточно просто скопировать чужое сообщение соответствующего содержания в одной из социальных сетей.

Неосторожный репост

В большинстве случаев именно неосторожный репост понравившихся фото и видео становится основанием для привлечения интернет-пользователя к ответственности.

Взять хотя бы недавний случай с блогером, публикующимся под ником «Zemant». Новгородец поплатился за размещение на своей странице «ВКонтакте» статьи из сообщества «Уютненькое Луркоморье». В тексте содержался ряд оскорбительных эпитетов и оценочных суждений в адрес русских в связи ситуацией на Украине. Самое безобидное из употреблённых характеристик – «оккупанты». Текст сопровождался иллюстрацией аналогичного содержания. Суд приговорил молодого новгородца к 300 часам обязательных работ.

– На мой взгляд, блогер хотел не выразить свои убеждения, а, что называется, «потроллить» интернет-аудиторию, – выражает свою точку зрения эксперт по интернет-экстремизму, доцент кафедры русского языка Новгородского университета Владлен Макаров. – Человек хотел посмотреть на то, как люди будут ругаться между собой. Ситуация и так напряжённая. Пользователи отреагировали на «вброс». Это и называется разжиганием. Причём, текст мог создать неправильный образ как русских в глазах украинцев, так и украинцев в глазах русских.

Макаров занимается проведением лингвистических экспертиз для правоохранительных органов. По его словам, обычно за неделю ему поступает три-четыре материала. Основной источник работы для органов, занимающихся противодействием экстремизму, – социальные сети.

Волна экстремизма

Иногда случаются всплески интернет-экстремизма. Последний такой случай произошёл после того, как представитель чудовской цыганской общины на автомобиле задавил шестилетнего мальчика. Негодование чудовцев вылилось на городские сетевые платформы. В выражении эмоций многие вышли за допустимые границы. В частности, звучали призывы к сожжению табора. Как сообщили нашему изданию в прокуратуре Новгородской области, одна из участниц этого «обсуждения» за экстремистские высказывания была привлечена к уголовной ответственности по 282 статье Уголовного кодекса. Суд приговорил её 150 часам обязательных работ.

В то же время бури в электронном «океане» в связи с конфликтом на Украине эксперты не наблюдают.

– Может быть, если год назад такую активность и можно было наблюдать в Интернете, то сейчас она пошла на спад, – говорит старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Роман Васильев. – Правоохранительными органами проводились проверки по публикациям на данную тему, но административным либо уголовным преследованием данные проверки не заканчивались.

– Разумеется, в связи со всей этой ситуацией на различных площадках – общих или тематических – собираются «диванные войска» и начинают костерить друг друга очно и заочно с использованием различной лексики, – не отрицает эксперт Владлен Макаров. – Естественно, такой конфликт приводит ко всплеску не очень хороших эмоций. Очень большое количество людей можно было бы привлечь к ответственности, если следовать букве закона.  Но далеко не всё, что я вижу, отливается в какие-то официальные формы. Очень многое отсеивается. Присылают, я смотрю и отвечаю, что в этих текстах ничего экстремистского нет. Бывает и наоборот, но в условный «приговор» тоже дело может не выливаться.

«Партизан»

Зачастую правоохранительные органы ограничиваются в работе с гражданами, нарушившими антиэкстремистское законодательство, разъяснительными беседами. Важную роль здесь, разумеется, играет степень угрозы, которую содержит тот или иной пост, видеоролик.

Недавно с людьми, стоящими на страже безопасности, пришлось познакомиться молодому новгородцу, который разместил на своей странице «ВКонтакте» запрещённое «Последнее видеообращение приморских партизан». В апреле 2012 году этот файл был включён в федеральный список экстремистских материалов по решению одного из судов Нижнего Новгорода.

Специалисты изучили «подписки» и интересы новгородца. В каталоге видеозаписей у него обнаружили файлы «Сопротивление. О Имперке», «Русский марш 2009, город Великий Новгород» и «Оранжевое солнце 88». В федеральный список они не включены, но по своим признакам содержат материалы экстремистского характера. Далее выяснилось, что молодой человек активно участвует в «Русских пробежках», которые организовывал небезызвестный новгородский националист, сторонник движения «Сопротивление», ныне проживающий в другом российском городе.

С начинающим «активистом» встретился сотрудник ФСБ. В ходе профилактической беседы новгородец обязался удалить обращение приморских партизан со своей страницы и не участвовать в противоправной деятельности. К уголовной ответственности привлекать его не стали.

«Казнь»

А вот гражданину, прокомментировавшему под видеозапись казнь человека, отделаться лёгким испугом не удалось. Новгородец выложил ролик «Казнь» в сеть «ВКонтакте» 23 февраля 2013 года. А через три дня на его странице появилась запись «Без названия». Её видеоряд состоял из диалога между мужчиной на экране и женщиной за кадром. Пользователь смотрит «Казнь» и одобряет происходящее на видео, а затем добавляет его в свои видеозаписи. Собеседница поддерживает мужчину. Против новгородца возбудили уголовное дело по первой части 282 статьи Уголовного кодекса.

Старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Роман Васильев в беседе с корреспондентом «Ваших новостей» признал, что несколько раз выявлялись и случаи разжигания новгородцами вражды по религиозному признаку. Причём, имели место как выступления против ислама, так и против христианства.

«Бей …»

Наряду с разжиганием розни по религиозному и национальному признаку в последнее время русский сегмент интернета всё плотнее заполняется околоэкстремистскими проявлениями в отношении различных социальных групп. Часто на форумах можно встретить призывы к борьбе с людьми, имеющими либеральные политические взгляды, достаётся и другой стороне политического процесса. Что уж и говорить о сотрудниках правоохранительной системы, которым во все времена доставалось за дело и без, раньше – в кухонных разговорах, а теперь и в глобальной паутине.

– Есть целая предыстория вопроса про социальные группы, – рассказывает Владлен Макаров. – Российский закон писался по образу аналогичных европейских законов. Когда наш законодатель издал закон, он не дал разъяснения, что такое «социальные группы». В результате, появляются удивительные дела о возбуждении ненависти к социальной группе «чиновники», «губернаторы», «члены партии «Единая Россия», «депутаты». Когда я получаю подобные дела, прежде всего, оцениваю две вещи. Первое: действительно ли данная группа может стать жертвой, является незащищённой. Второе: содержание. Тут существует вилка между критикой и возбуждением ненависти. Очень часто у нас объектом подобных высказываний становятся работники полиции.

Когда пишут, что «менты взятки берут», «люди устали от ментовского беспредела», это воспринимается как оскорбление. Но, по сути, это критика, а не возбуждение ненависти, тем более подобные факты имеют место в нашей жизни. Другое дело, если человек пишет на своей странице текст примерно следующего содержания: «Убивайте ментов прямо в их квартирах». Это запредельно, нет никакой конкретики. Возникает вопрос: за что? Ответа нет, значит, призыв идёт по признаку принадлежности к социальной группе. Это и есть настоящий экстремизм. Только потому, что человек носит погоны, нельзя призывать к каким-то агрессивным действиям в отношении него. Это же касается и других социальных групп.

Ответственность

В зависимости от наличия умысла в действиях тому, кто опубликовал экстремистский материал, может грозить административная или уголовная ответственность. В соответствии с постановлением пленума Верховного суда 282 статья Уголовного кодекса применяется к тем, кто ставит перед собой цель возбудить вражду, размещая запрещённое видео или текст с призывами к расправе, например, с определённой социальной группой. Для тех же, кто действует без умысла, предусмотрена административная ответственность.

– Незнание, какие материалы признаны экстремистскими и включены в федеральный список, не освобождает от ответственности за их распространение, – подчёркивает старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Роман Васильев.

Обнаружить экстремистские или околоэкстремистские материалы можно на страницах многих пользователей Рунета. Большинство людей при их размещении не думает о возможных последствиях. Зачастую граждане таким образом просто выплёскивают накопившийся негатив. А ответственность может быть очень суровой. Стоит ли сомнительная разрядка возможной судимости впоследствии?