Есть такая партия

Три недели назад в Великом Новгороде учредили Партию Малого Бизнеса России. Сегодня мы беседуем с председателем партии, инициатором её создания Юрием Сидоровым.

- Юрий Павлович, расскажите о себе.

- Родился в Новгородской области. Родители всю жизнь работали в лесной отрасли, как и я. После армии окончил новгородский Политех, начал работать в леспромхозе механиком. На рубеже девяностых создал предприятие «Заготовитель». Занимался заготовкой леса, лесопилением. В 1994 году мы занялись экспортом, первые начали отправлять теплоходы с лесом в Финляндию, работали совместно со шведами. Так и продолжаю работать в лесной отрасли, но занимаюсь ещё строительством, транспортом. Идея создать партию предпринимателей появилась лет пять назад. Но плотно мы над её реализацией работаем два года.

- Со съезда прошло больше трёх недель. Я видел, какими на самом деле активными были бизнесмены, выступающие на съезде. Но не пошла ли эта активность на убыль, после его окончания?

- Активность только увеличилась. Подключились люди из регионов, которые на съезде не были представлены. Нам звонят, пишут: жаль, что не смогли приехать, когда новая встреча. А съезд, действительно, был живой, активный, все говорили о наболевшем.

- Какая у вашей партии главная задача? И почему это партия именно малого бизнеса?

- Откровенно - мы хотим в первую очередь помочь себе – малому бизнесу. Сейчас идёт процесс – средний достаток превращается в малый, малый – в бедный, бедный – в нищий. Растёт разрыв между бедными и богатыми. Ни к чему хорошему это не приведёт. Наша задача – сплотить малый бизнес. Дать толчок развития ему. А если он будет развиваться, будет развиваться вся российская экономика. И будет обратный процесс – бедный – малый – средний...

- Вы выступаете за то, чтобы уменьшить ограничения для большегрузов на дорогах. Цель понятна, но как быть с тем, что тяжёлые машины, действительно, разбивают дороги?

- Сейчас процентов девяносто транспорта по дорогам не имеют права ездить! Действуют нормативы, принятые ещё при Хрущёве. Тогда у нас были ГАЗ-53 и ЗИЛ-130, с прицепом они не весили больше пятнадцати тонн. А нормативы допускали тридцать восемь тонн – в два с лишним раза больше, чем самый тяжёлый. Сейчас большинство автомобилей с грузом весят больше сорока тонн, а действует прежний норматив. В Финляндии норма – шестьдесят две тонны. А машины те же – «Скания», «Вольво», «МАН». Поэтому у нас водители вынуждены прятаться, а не работать. И вот президент говорит: давайте менять нормативные акты тридцатилетней давности. Мы согласны – надо менять. И дороги надо строить под машины. А не машинам под дороги подстраиваться. А то недавно, мне рассказывал один из делегатов нашего съезда, в Псковской области провалился мост под машиной. До этого был перед мостом знак – 25 тонн. Машина весила 20 тонн. И сделали ограничение – 15 тонн по всей Псковской области. Ещё раз – надо дороги строить под машины.

- Но на это нужны серьёзные деньги.

- Я вам сейчас расскажу, где эти деньги можно взять. Вы знаете, что в новгородских лесах гниёт на корню около 60 миллионов кубометров леса? При коммунизме расчётная лесосека была 3 800 000 кубометров в год. Но вырубали и тогда и сейчас примерно 2 600 000 – кубометров 700 000 -800 000 оставалось на болоте, туда было не добраться. И так каждый год. Сейчас есть такая точка зрения – мол, леса не осталось, некуда скоро будет за грибами сходить. Но ситуация совершенно обратная – в Новгородской области накопилось 60 миллионов кубометров перестойного леса! А вырубается по-прежнему примерно 2 600 000 кубометров в год. Нигде такой бесхозяйственности нет! Понимаете, лес – не золотой слиток, простояв 120-150 лет, он никому не нужен. Берёзу нужно рубить в шестьдесят лет, а она у нас стоит до ста двадцати. Прошёл ветровал – лес упал, сгнил, превратился в труху. Всё. Во всём мире сейчас переходят к теплоэлектростанциям, которые отапливаются отходами лесозаготовки, торфом. И если бы мы отапливали древесиной – у нас были бы тысячи новых рабочих мест, гнилой лес шёл бы на отопление, а хороший лес сажали бы.

И вот мы предлагаем: давайте вспомним опыт строительства газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород». Его помогали строить японцы, которые взамен забрали лес, срубленный, когда делали просеки. Или немцы в обмен на лес построили дороги в Азербайджане. Давайте пригласим шведских, финских заготовителей, к нам, в Новгородскую область, сами поможем им вывезти наш гнилой лес. А они нам отремонтируют дороги по своим технологиям. Мы же посадим вместо осины качественный лес – сосновый, еловый.

- Вам, как лесозаготовителю, эта тема, безусловно, ближе. Но для многих представителей малого бизнеса проблемой являются крупные торговые сети, вытесняющие их с рынка. Есть ли у вас идеи, как это предотвратить?

- У нас есть ещё один проект – параллельный партийному – проект Ассоциации малого бизнеса. Сейчас практически все ткани закупаются на оптовых базах Москвы и Санкт-Петербурга. И все едут за тканями туда. Так как все берут небольшими партиями, естественно цена метра очень высока. Мы предлагаем: давайте, все, кому нужны ткани, совместно закупим их большой объем и тогда цена будет другой. А наша сеть заработает только на логистике. С сетями бороться можно только сетевым методом. Остальное – бесполезно, плетью обуха не перешибёшь.

- Для предпринимателей также очень актуальна проблема проверок.

- В моей новой компании за полгода – три проверки. Хотя говорят о каких-то двухгодичных каникулах. Проверки зачастую сопровождаются штрафами – за их счёт, а не за счёт развития экономики, повышают зарплаты бюджетникам. Страдают те, кто работает честно, тех, кто платит по-чёрному, это не касается.

- Но, честно говоря, у нас любят, когда штрафуют «торгашей».

- Действительно, есть те, кто радуется, когда других наказывают. Но вот что надо понимать. Я двадцать пять лет по работе езжу в Финляндию. За эти годы меня дорожные полицейские останавливали два раза. Один раз мне сказали: здесь строится дорога, езжайте в объезд. А второй раз по всей Финляндии всех водителей проверяли на алкоголь. Там люди понимают – если машина едет, везёт лес, песок – это работает бизнес, который даёт поступления в бюджет, социальные пособия. И мы должны работать друг для друга, а не радоваться, когда кого-то наказывают. Иных вариантов нет.

- На съезде обсуждали больше всего доступность кредитов для бизнеса.

- Опять-таки – на Западе, если предприниматель приходит за кредитом – его принимает директор или заместитель директора, обсуждают риски. У нас – вас отправят прежде всего в службу безопасности. А там смотрят: не подмочена ли у вас кредитная история. А у кого она не подмочена? Помните: дефолт 98 года? Когда Ельцин обещал: «Дефолта не будет!». Люди выбирались из долгов, тут снова кризис... Кредитная история у всех подмочена, но нельзя всё время жить прошлым. Не может хвост вилять собакой. Решения по кредитам должны принимать гражданские специалисты, а не службы безопасности.

И, конечно же, мы требуем снизить процентную ставку. Выступаем за амнистию осуждённых за нетяжкие экономические преступления, за то, чтобы должникам не ограничивали выезд, нарушая их права. За то, чтобы судьями не становились как сейчас, сплошь сотрудники силовых органов.

- И для того, чтобы эти идеи реализовать, партия собирается бороться за места в Госдуме?

- Да. Пока малый бизнес не будет представлен своей фракцией в Государственной Думе, изменений ему не дождаться – так и будут говорить: надо бы поддержать предпринимателей... А надо принимать законы, которые коренным образом изменят положение бизнеса. И кто как не мы знает, какие именно изменения нужны.