Почему соседи не ладят с «Добрым Тимом»

В деревне Лукинщина в Поозерье находится экоферма «Добрый Тим». Но некоторые соседи считают, что Тим – не совсем добрый.

В редакцию «Ваших новостей» обратились жители деревни Лукинщина с просьбой о помощи. Они рассказали, как нелегко им живётся в соседстве с экофермой Тимофея Ванина.
- Конечно, это хорошо, что человек развивает своё хозяйство, - сказала нам Татьяна Павлова. – Но и мы ведь должны жить нормально!

Главная претензия: запах. Когда мы приехали в деревню, дышалось там нормально, но летом, говорят, запах от помёта кур и уток невыносимый: «Соседи теперь не могут на лето привезти внуков».

- А что, у него не пахнет? - спросили мы.

- Знаете, ведь как говорится - свое добро не пахнет.

Еще одна претензия - к пяти большим собакам, которые гуляют по участку фермера. Соседка Павловых - Ольга Николаевна - боится заходить в ту часть огорода, которая примыкает к его участку - собаки лают из-за низкой ограды. А у Павловых они, охотясь, на крыс, подкопали столбы забора, так что он стал заваливаться. Между участками - пруд. Когда-то территория, где он находится, была ничьей. Затем отец Ванина землю с водоемом оформил на себя. Водой пользуются соседи - они когда-то этот пруд выкапывали. И говорят, что из канавы, прокопанной фермером, текут в него жидкие отходы жизнедеятельности птиц.

А в мае хозяйственный сосед выпускает пастись гусей – весь день стоит гогот. Тут же кудахчут куры, лают собаки, а самое главное, стоит запах – началось в деревне утро. Нет, не об этом люди мечтали, получая здесь участки.

В свое время жалобы Тимофею Ванину они высказали на общем собрании.

- Он спокойно выслушал, и все продолжилось как раньше, - говорит Юрий Павлов, - так и идёт. Мы вроде бы не конфликтуем. Он нас спокойно слушает и делает, как ему надо.

В 2012 году от жителей деревни было обращение в сельскую администрацию, была проверка. В итоге все проверяющие пришли к выводу, что нарушений нет.

Люди недоумевают: неужели землю, выделенную для подсобного хозяйства, хозяин может использовать таким образом?
Участок, на котором стоит дом Тимофея Ванина, его отец получил, когда тому было 12 лет. Тогда здесь была деревенская свалка. Тимофей работал в Петербурге, продавал оборудование для химчисток. Во время прошлого кризиса решил вернуться и заняться сельским хозяйством. Отец (сейчас уже покойный) разводил кроликов, но они однажды все пали. Сын посчитал, что это невыгодно - за ночь можно лишиться всех результатов труда. И занялся птицей. Закупил сперва 100 гусят и по 20 куриц и перепелок. Сейчас он перечисляет количество птицы на своём участке: 150 уток, 400-500 куриц, пара тысяч бройлеров, которых растят два месяца на мясо, 150 перепёлок...

В мае Тимофей хочет открыть ферму для экскурсий. Купаться на Ильмень приезжают тысячи людей - их и хочет завлечь, чтобы смотрели на птицу. Для детей экскурсии будут бесплатными: «Обидно, когда сейчас городской ребенок показывает на утку и говорит: мама, смотри какая курица». Почти все для таких экскурсий на экоферму готово.

- Вы считаете, такому хозяйству – место в середине деревни? – спросили мы у него.

- Это не ферма, а личное подсобное хозяйство. А называться оно может, как угодно. Птицу, скот в деревне всегда держали. Это де-рев-ня. Дача – это где-нибудь в Новой Мельнице.

- А запах?

- Вы чувствуете? А ведь сейчас дожди прошли, после них и пахнет. Когда сухо, не пахнет вообще. Да, бывает запах, когда помет начинаем ворошить, вывозить на поля к частнику (раз в год) - но это два-три дня. Хуже бывает, когда соседи пластик жгут в бочках. У жены изжога, а она беременная у меня, мы третьего ребенка ждем. Мы-то мусор вывозим в Юрьево.

Пока мы беседовали с владельцем подсобного хозяйства, из-за невысокой сетчатой ограды время от времени подавал голос ротвейлер.

- Может вам стоит заборы повыше сделать, собаки людей пугают.

- Собаки – на моей территории. Никого они за пять лет не покусали. Да, на ночь отвязываю трёх собак, в том числе, двух ротвейлеров. Зимой, когда они были на привязи, залез алкаш, украл велосипед. Хорошо, по следам быстро догнали.

- И что с ним сделали?

- Что сделали - отняли велосипед, разбили бутылку водки и пошёл он дальше в деревню Ильмень.

Про пруд фермер сказал:

- Водоём на моей территории. Копали его они. Как тут быть? Я не против того, чтобы они брали воду. Говорил: бросьте в него насос и качайте. Но теперь я думаю, что просто выкопаю пруд в другом месте, а этот зарою. Да, так и сделаю. Или вот ещё – я поднял свой участок, их стало затапливать. Но кто сказал, что нельзя поднимать участок? Поднимайте тоже.

- А если бы вам предложили землю поодаль от деревни, вы бы согласились туда перенести хозяйство?

- Конечно. Я просил вон там землю. Мне сказали в администрации: нельзя, лесопарковая зона. Хотя там местные устроили свалку. Я прошу: дайте пять гектаров – с подъездом, с коммуникациями. А что? Должен же я как-то подъехать туда? Электричество должно быть? Мне один сарай здесь обошёлся в миллион рублей. Банк, который кредитует фермеров, поскольку я не юрлицо, требует для получения кредита привести двух поручителей с зарплатой 250 тысяч рублей.

В администрации Ракомского сельского поселения нам рассказали, что землю надо покупать, и что в своё время Тимофей хотел получить заброшенную ферму у деревни Ильмень. Но её в итоге приобрёл другой фермер. Вот он и обустроил хозяйство в деревне.

- Проблема есть, - сказала нам глава Ракомского сельского поселения Галина Иванова, - всё-таки это не совсем обычное подсобное хозяйство. Если бы была ферма – то её можно было разместить только за пределами деревни. Но когда ветеринары и СЭС проверяли – нарушений не нашли. Мы на обращения людей всегда отреагируем, но просто взять и запретить ему вести хозяйство мы не можем и не должны.

Главный санитарный врач Новгородского района Леонид Бурцев сказал нам:

- Так это же деревня, здесь всегда скот держали. Мы проверяли это хозяйство, всё там законно. Да, и птиц он может держать в таком количестве, и помёт может складировать и хранить, нужно только обрабатывать эти кучи.

Руководитель управления Россельхознадзора по Новгородской области Николай Макиевский заметил, что грань между фермерским и личным хозяйством бывает трудно провести:

- Когда в Краснодарском крае боролись с чумой свиней, то оказалось, что в одном личном подсобном хозяйстве – 12 тысяч свиней. У нас на всю область – 52 тысячи голов. Федеральный закон это не регулирует.

В Роспотребнадзоре заметили, что такими проблемами должны заниматься местные администрации.

Мы считаем, что экоферма «Добрый Тим» - дело хорошее. Но все в деревне – дачники ли, постоянные жители должны иметь право на спокойную жизнь. Хорошо бы фермеру и его соседям договориться друг с другом, найти общий язык. «Доброго Тима» к тому обязывает само название.

Фото: Татьяна Яковенко, фото внизу - с сайта экофермы.