Новгородские дороги. «Модернизации» не будет

В Великом Новгороде возобновились дорожные ремонты. Сезон должен был завершиться ещё 15 сентября. Но из-за расторжения контракта с компанией «Модернизация» срок окончания работ прошлось отложить. Многие новгородцы жалуются на ямы, сделанные в дорожном полотне у железнодорожного переезда на Сырковском шоссе. Автомобилисты не подозревают, что в ближайшем будущем их ждут ещё большие неудобства.

«Там был сделан очень хороший асфальт, но потом его почему-то срезали», – пишут «Вашим новостям» читатели. Дорожное покрытие на этом участке, а равно и в местных проездах между Октябрьской и Псковской улицами и к реабилитационному центру в Юрьеве, делала «Модернизация». Генеральный директор компании Валерий Марковкин уверен, что отношение к его организации изначально было предвзятым:

– Можно однозначно говорить о монополизации рынка. Нам принципиально не дали выполнить контракт до конца. Одна из основных версий – предвзятое отношение к предприятию с целью устранить лишних игроков с рынка, чтобы осваивать денежные средства через базовые предприятия, – утверждает предприниматель. – В предписаниях, которые выдавались нам городским управлением капитального строительства, основные замечания были по Сырковскому шоссе. Там было несовпадение нового слоя асфальта к старому на один сантиметр. Я не знаю, насколько это критично для автолюбителей. Но нас заставили устранять это нарушение. Есть определённая сложность в том, чтобы подогнать один слой к другому на один сантиметр. Тем не менее, мы вырезали этот слой асфальта. А после этого было принято решение расторгнуть с нами контракт, – восстанавливает хронологию Марковкин.

Однако в УКСе «Вашим новостям» заявили, что подрядчик покрытие у переезда «снял» самовольно уже после расторжения договора.

– «Модернизация» с самого начала нарушала все условия, связанные с предоставлением рабочей документации, с организацией работ – в частности, не установила дорожные знаки, нарушала требования к качеству работ, – говорит директор управления Михаил Батаев. – Лабораторный контроль показал, что на Сырковском шоссе 66% образцов не соответствуют нормативам. Это дало основания обращаться к подрядчику в письменной форме, а впоследствии расторгнуть контракт. Когда договор разорвали, Марковкин вышел на Сырковское шоссе и отфрезировал два участка, хотя работать уже не имел права.

Предприниматель не согласен с тем, что проведённый им ремонт не соответствует стандартам качества.

– Сырковское шоссе – наисложнейшая улица, –  негодует Валерий Марковкин. –  Она очень широкая и длинная по протяжённости. Нужно было выдержать уклоны на всей поверхности, чтобы не стояли лужи. Как мы видим, лужи не стоят. Отфрезеровано покрытие, выровнен профиль поперечный и продольный, уложена геосетка, установлены поребрики, уложен асфальт, которым пользуются все новгородцы, и сейчас имеют возможность ездить не по той военной дороге, которая была раньше. Я предложил дать нам возможность провести свою независимую лабораторию. Мы её провели. По результатам этой экспертизы, все параметры асфальта выдержаны. Я был согласен подождать с получением оплаты за выполненные работы до весны, чтобы посмотреть, как покрытие выдержит зиму.

Питерской «Государственной строительной корпорации» предстоит не просто залатать оставшиеся ямы, а полностью переделать работу предшественников. То есть снять новый асфальт на Сырковском и других улицах и уложить покрытие, отвечающее принятым стандартам.

– На Юрьевском шоссе у реабилитационного центра асфальт уже рассыпается, – заявляет главный инженер УКСа Михаил Кубачков. – Поскольку своих заводов у Марковкина нет, он заказывал смесь в Питере. Поэтому ему приходилось работать, когда приходили тонары с асфальтом: и в нормальную погоду, и в дождь. Во время ремонта у реабилитационного центра рабочие вырыли яму в дороге и никак её не обозначили. За ночь туда четыре машины угодили. Чтобы их достать, приходилось привлекать автокран. Мы попросили устранить нарушения, так они вообще асфальт в траву уложили. Организация работ не соответствовала здравому смыслу. Под окнами реабилитационного центра ремонт вёлся ночью.

В «Модернизации» утверждают, что условиями контракта время проведения ремонта светлой частью суток не ограничено.

– Компания вела работы ночью, дабы не создавать заторов на дорогах, – объясняет одиозный руководитель компании. – Мы делали входной контроль качества асфальта, купленного у питерских партнеров. Транспортировка осуществлялась в герметичных тонарах, с соблюдением всем СНИПов. Потери при транспортировке составляли не более 15 °С.

Тезис Валерия Марковкина о существовании стратегии по созданию базового дорожно-ремонтного предприятия в области решительно отвергает руководитель департамента строительства и дорожного хозяйства Владимир Петров:

– Того, что когда-то было придумано с «Вече», сейчас абсолютно нет. Напротив, когда «Модернизация» вышла на аукционы, мы только радовались, потому что увеличилась конкуренция. Чем она выше, тем прозрачнее и понятнее рынок. Торги по районам сэкономили области порядка 30 миллионов рублей. Поэтому и о монополизации отрасли говорить не приходится.

С другой стороны, неприятно, когда дорогу ремонтируют, а на следующий год она разваливается. У нас принято наезжать на чиновников. При этом, когда сам чиновник начинает предъявлять такие же требования подрядчику, сразу начинаются разговоры: «как он посмел, бизнес закошмарили». А вот представьте, что дорогу примут, а зиму она не выдержит. Вы же придёте с претензиями не к условному Марковкину, а к чиновнику, – размышляет Петров.

***

«Модернизация» работала не только в городе, но и в области. Компания выиграла аукционы на содержание дорог в Батецком, Марёвском и Поддорском районах. Контракты были разорваны вскоре после того, как фирма осталась не у дел в Великом Новгороде.

– В Марёвском районе нам дали отработать ровно четыре месяца, с первого января, – говорит Валерий Марковкин. – Там 100 километров асфальтированных дорог. Помножив на ширину полотна, мы получаем 600 тысяч квадратных метров. По сметам «Новгородавтодора», дороги разрушены на 30%. То есть практически 200 тысяч квадратных метров асфальта разрушено. А нам было выделено денег на ремонт только 2%. Как, если работы не выполнялись долгие годы, предприятие может за четыре месяца зимы провести ремонт, получив денег только на 2% дорог? Они в Марёвском и Поддорском районах очень давно не ремонтировались, а крайней оказалась «Модернизация».

– В договоре есть смета: необходимо на определённых дорогах сделать столько-то квадратных метров ямочного ремонта, столько-то окосить травы, – заочно оппонирует предпринимателю Владимир Петров. – Когда пришло время содержать дороги, «Модернизация» фактически перестала выходить на работу.

В районах, переживших «модернизацию», с благодарностью вспоминают малоснежную зиму.

– Компании явно не хватало техники, – говорит глава Батецкого района Владимир Иванов. – Один из двух грейдеров, который должен был убирать снег у нас, постоянно находился в Поддорском или Марёвском районах. У «Модернизации» не было песчаной смеси. Технику они приобрели в лизинг, на ней постоянно ломались ножи китайского производства. У них были две КДМки (комбинированные дорожные машины – примечание автора). Вскоре после заключения контракта местные жители начали жаловаться, что по дорогам не проехать.

– За всю зиму они всего один или два раза прогнали грейдер, – вспоминает заместитель главы Поддорского района Владимир Комлев. – Вообще-то не я курирую эту отрасль, но общую информацию дать могу. Контракт был заключён на сумму примерно в 17 миллионов. С конца апреля, когда нужно было приступать к ремонтам дорог, они выполнили работ только на три миллиона. Я сам наблюдал, как проводился ремонт в Поддорье: из грузовика выбрасывался лопатой щебень, а человек с горелкой разогревал ведро с битумом. К июлю основная дорожная сеть отремонтирована не была. Начался процесс расторжения контракта. У них были задержки зарплат, не хватало техники.

Сам Марковкин, напротив, утверждает, что работы выполнялись таким образом, чтобы через год их не пришлось переделывать:

– Я не понимаю, зачем каждый год делать ямочный ремонт постоянно на одном и том же месте. В сметах «Новгородавтодора» заложена работа по принципу: бросай щебень, поливай эмульсией, притопчи ногой. И ничего не меняется из года в год, хотя все понимают, что этот ремонт никогда стоять не будет. Надо приехать, вырезать фрезой больное место и положить асфальт. Но у нас в «Новгородавтодоре» тенденция другая. А основные денежные средства пропускаются именно по этой статье.

При проведении тендера требований о наличии своей техники и материалов к подрядчику не предъявлялось, – говорит Валерий Олегович. – В Батецком районе у нас свой песчаный карьер. Поэтому слова о том, что у нас не было песка – клевета. Мы не скрывали, что часть машин арендовали, часть – приобрели в лизинг. Купили новую чешскую установку, которая позволяет делать ямочный ремонт так, чтобы на следующий год его не переделывать. Она использует горячую, а не холодную эмульсию и мелкую фракция щебня. Это позволило бы сделать качественный ремонт. Но нам сказали: «ваша машина не подходит под нашу смету». Поэтому ямы из года в год и заделываются некачественно, никто к этому не стремится. А нам качественно сделать и не дали. Общественность не понимает, что тут подоплёка одна – борьба за деньги.

Руководитель департамента строительства Владимир Петров пояснил, что ямочный ремонт бывает трёх видов. К двум из них «Модернизация» оказалась не готова:

– Марковкин закупил машины для проведения струйно-инжекционного ремонта. Они смешивают разогретый битум со щебнем, и путём напыления смеси устраняются маленькие ямки. Большие выбоины заделываются картами или асфальтобетонной смесью. «Модернизация» выполнила ремонты струйно-инжекционным методом, а дальше всё остановилось. Поскольку заводов у Марковкина нет, со смесью он не работал. За ней он вынужден был идти к конкурентам, которые, если и дадут асфальт, то явно по завышенной цене. А везти смесь из Санкт-Петербурга на ямочный ремонт – самоубийство. Стратегия работы оказалась принципиально не проработана.

Общий размер дорожного фонда у нас около трёх миллиардов. Третья часть – миллионов 700-600 – идёт на содержание: это очистка от снега, посыпка солью и песком, летом – вырубка кустов, окос травы, содержание знаков и ямочный ремонт (то есть это только часть от содержания), – отметает чиновник претензии предпринимателя.

***

Между прочим, дорожники получили деньги за работы в области, принятые «Новгородавтодором». А вот город не собирается платить фирме ни копейки. Более того, банк «Рост», выступавший гарантом в случае с «Модернизацией», заставили компенсировать бюджету Великого Новгорода сумму, связанную с доставленными неудобствами – шесть миллионов 700 тысяч рублей. Валерий Марковкин пытается добиться оплаты выполненных работ через суд.

– К моменту разрыва контракта с городом мы выполнили 80% запланированных работ. Были заасфальтированы 14 000 квадратных метров дороги на Сырковском шоссе, около 5 000 в Юрьеве, порядка 3,5 тысяч квадратных метров в местном проезде между Псковской и Октябрьской улицами. У нас оставалась только улица Шимская – порядка четырёх тысяч квадратных метров. Но нам принципиально не дали её доделать, хотя у нас оставалось ещё полтора месяца. Мы выполнили работ на 17 миллионов рублей, а нам не хотят платить. То есть, если до «дорожного дела» компанию могли просто не допустить до участия в аукционе, то теперь контракт с подрядчиком разрывают постфактум, используя 44-й федеральный закон. Утрированно говоря, находят трещину и дают на её устранение десять дней. А через десять дней находят другую трещину: «Да, парень, там-то ты всё нормально сделал, а здесь у тебя новая появилась, придётся разорвать контракт», – не скрывает горькой иронии Марковкин.

– Марковкин говорит про «дорожные дела», хотя, на самом деле, всё обстоит наоборот – мы не дали ни копейки растратить нерадивому подрядчику. Бюджет ничего не потерял, – не соглашается директор управления капитального строительства Михаил Батаев. – Мне кажется, Марковкин и не ставил задачи сделать городу дороги, задача была одна – получить деньги и обанкротиться.

Генеральный директор «Модернизации» заявил «Вашим новостям», что предлагал мэрии отложить срок оплаты работ до следующей весны и посмотреть – выдержит ли дорога зиму.

– Я не понимаю целесообразности действий администрации. Становится очевидно, что всё это было сделано специально, – обвиняет Марковкин.

Кстати, на Шимской подрядчику, по словам главного инженера УКСа Михаила Кубачкова, предстоит уложить не только верхний слой асфальта, но и переделать основание.

– Насколько я понимаю, «Модернизация» вскрыла там дорожное полотно, не расставив знаков, и бросила улицу, – комментирует руководитель областного отраслевого департамента Владимир Петров. – Началось разрушение нижнего слоя асфальта, что приводит к серьёзнейшим последствиям для дороги. Можно долго не приступать к работам, а потом сделать всё за три дня. Но если ты вскрыл асфальт, нужно закрыть нижний слой в определённые сжатые сроки.

– В регламентах по ремонту дорог нигде не говорится о необходимости при демонтаже старого асфальта немедленной укладки нового, – негодует опальный новгородский бизнесмен.

Компанию уже включили в реестр недобросовестных поставщиков.

– По закону, мы обязаны это сделать, если расторгаем договор с подрядчиком, – поясняет Владимир Петров.

– Мы будем оспаривать это через антимонопольные органы, обращаться в суд и к федеральному уполномоченному по защите прав предпринимателей, – грозит Марковкин.

***

А пока власть и «Модернизация» разбираются друг с другом в суде и не только, на улицах Великого Новгорода идут дорожные ремонты, которые продолжают доставлять неудобства простым новгородцам.

Фото 3 – Татьяна Яковенко, остальные – Алексей Александров