Новгородцы! Как назовем новый остров на Волхове?

С каждым годом на глазах новгородцев «остров» напротив Театра драмы становится все больше, берега Волхова зарастают все сильнее, вода становится все грязнее... Что происходит? Что будет дальше и можно ли что-то исправить? Попробуем поискать ответы у тех, кто так или иначе связан с нашей рекой.

В ГИМС МЧС всерьез обеспокоены ситуацией: с каждым годом фарватер все больше заиливается. Из-за обмеления уже сейчас страдают владельцы лодок и катеров, которым часто приходится делать дорогостоящих ремонт своей техники. Но угроза столкновений нарастает и для больших судов: фарватер сужается, в итоге маломерные суда создают аварийные ситуации. К сожалению, все идет к этому.

Проблем у Волхова немало, и их необходимо поднимать, - считает председатель клуба «Экология» Инесса Почетова. И речь не только об острове. По мнению Инессы Антоновны, еще острее стоит проблема стоков. Так, на Торговой стороне с давних пор действует странная система, «благодаря» которой в центре Новгорода происходят недопустимые вещи - фекальные стоки попадают в реку. Понятно, что для замены этой системы нужны колоссальные средства, которых в городе просто нет. Но и замалчивать проблему нельзя - ради здоровья людей. Ведь многие просто не знают, насколько рискуют получить гепатит и кучу других заболеваний, когда купаются в районе Антоново, например.

Экологи советуют нам позвонить в отдел надзора за водными ресурсами Управления Росприроднадзора по Новгородской области. Но там, выслушав наши тревоги за реку, спокойно поясняют: Волхов - объект федерального значения. Его курирует Невско-Ладожское бассейновое водное управление Федерального агенства водных ресурсов. Именно у них есть возможность «добыть» для новгородской реки федеральные средства.

В Невском-Ладожском бассейновом управлении в Санкт-Петербурге нам дают контакты Дании Измайловны Серовой, которая владеет информацией по Волхову. Но, к сожалению, она даже «пару слов» сказать не настроена, говорит, что уезжает в командировку и советует обратиться - но только завтра - к своему заместителю. Из разговора с коллегой-журналистом, который помнит еще «природоохранные разборки 2004 года при Прусаке» узнаем, что выяснить что-либо здесь вряд ли получится.

На следующий день дозваниваемся в Невско-Ладожское бассейное управление Юрию Павловичу. Он готов дать комментарий. Ура! Неужели сейчас мы все узнаем? Ведь Волхов - в ведении этой организации. Но никакой полезной информации мы не получаем, кроме того, что расчисткой Волхова ведает филиал волго-балтийского государственного бассейнового управления водных путей и судоходства «Новгородский район водных путей и судоходства». По словам Юрия Павловича, это организация создана именно для этих целей. Им выделяются средства.

«Как же так? – спрашиваю я. – Ведь нам сказали, что деньги в федеральном бюджете должны «добывать» для Волхова именно вы!»

«Но для того, чтобы «добывать деньги», нужны основания. Нужна документация, заключения на проект, должны быть проведены изыскания», - поясняет специалист и советует мне обратиться в филиал «Волгобалта».

Что ж, попробуем позвонить в «Новгородский район водных путей и судоходства». Начальник, Виктор Иванович Силкин, сейчас на больничном, я общаюсь с сотрудницей, поясняю ей проблему. По ее словам, они сами не раз поднимали проблему обмеления реки. Но для проведения работ нужны средства. Получается замкнутый круг.

Что интересно, не раз в ходе своего телефонного марафона я слышу, что «Волхов в последние годы не чистится из-за работ подводных археологов». Попробуем узнать, что думают по этому поводу сами археологи.

- А про подводные переходы, кабели и трубопроводы, пересекающие реку в черте города, никто из специалистов не упоминал? - выслушав меня, улыбается председатель Новгородской областной федерации подводной деятельности Айвар Степанов и поясняет:

1. Проблемы Волхова - извечны, обусловлены географическим положением, исправить это, не навредив, невозможно. Река не мелеет, а сезонно падает уровень. Ситуация этого года не предвещала ничего хорошего. Помните какая малоснежная была зима? Паводка как такового не было. Но дожди поддержали уровень, и пока он на 50 см превышает проектный уровень (17,0 м БС). В 1989 году было 17,43 м. Обычно крайние низкие величины меженного уровня случаются позже, так, 6 октября 2007 года уровень достиг отметки 16,75.

2. Дноуглубления после укладки кабелей и трубопроводов в черте города никогда не было (не путать с рытьем траншей под подводные переходы). К тому же не стоит забывать, что река вытекает из мелководного озера. Все сбалансировано, если исток углубить и расширить - спустим Ильмень как воду из блюдца.

3. Чтобы найти ответы о песчаном острове, следует изучить вопрос изменения русла реки при строительстве набережной Александра Невского. Тогда из-за спрямления набережной изменилась гидродинамика по правому берегу, стали образовываться наносы на траверзе памятника полководцу. Существует проект по изменению профиля русла реки, компетентные люди о нем знают. Но его «тормознули» - перенос всех подводных коммуникаций требует гигантских затрат.

Что ж, похоже нам пора придумывать название для нового острова...

Фото: Максим Озерцов, Алексей Мальчук