Вскрытие тела: почему всех умерших направляют в судмедэкспертизу?

Всё больше жителей Новгородской области высказывают недовольство процедурой судебно-медицинского исследования тел умерших перед погребением. В апреле прошлого года правоохранительные органы региона приняли ведомственный документ, сделавший её фактически обязательной. «Ваши новости» разобрались, справедливо ли возмущение новгородцев, всех ли нужно вскрывать, и возможно ли избежать этой процедуры.

Общественное недовольство

Уполномоченная по правам человека в Новгородской области Галина Матвеева на годовом отчёте перед правительством региона сообщила, что принудительное вскрытие тел усопших было одной из наиболее часто упоминаемых тем в обращениях граждан. Эмоции людей понять легко. Представьте: в деревне умирает старенькая бабушка. По традиции, её тело собираются мыть и одевать подруги, соседки. Теперь же условную покойницу нужно вести в город (в райцентр).

Вопрос о принудительном исследовании трупов поднимался и на уровне областной Думы. Глава регионального управления полиции Сергей Коломыцев тогда объяснял:

– В ходе эксгумации выяснилось, что смерть двух погребенных в Новгородской области имела криминальный характер. После этого было совместно с прокуратурой принято решение о том, чтобы проводить экспертизу всех умерших. Но если человек тяжело болел, и лечащий врач выдаст заключение о причине смерти, вскрытие не нужно.

При наличии амбулаторной карты умершего с последними записями участкового врача о тяжёлом заболевании, которое могло стать причиной смерти, вскрытия, действительно, можно избежать. Законом также предусмотрена возможность отказа от интересующей нас процедуры в случае прижизненного волеизъявления самого умершего либо по заявлению членов его семьи, с указанием религиозных или иных мотивов, служащих препятствием к проведению вскрытия.

Правда, сами патологоанатомы новгородского центра судмедэкспертизы вообще «не слышали о возможности не вскрывать». По договорённости с родственниками, если отсутствуют признаки насильственной смерти, специалист может сделать «всё по минимуму». С другой стороны, определённые операции провести необходимо хотя бы для того, чтобы покойник достойно выглядел в гробу (не было отёчности, синеватого цвета лица и т.п.).

Судебно-медицинское отделение оказывает ряд бесплатных и платных услуг. К первой группе относятся обмывание, одевание, возложение в гроб и доставка его в помещение для выдачи родственникам, а также хранение тела в морге в течение семи суток. Платные услуги, по информации бюро СМЭ, осуществляются исключительно на добровольной основе. Правда верится в то, что можно привезти тело в морг на Корсунова, а затем забрать его оттуда, не заплатив ни копейки (это очень мягко сказано), с трудом.

Мнение ритуальщиков

Директор муниципального похоронного агентства «Ритус» Сергей Козырев считает, что бюро в настоящее время буквально живёт за счёт покойников:

– Нам пишут бабки с района. Если умершей было 80 лет, на кой вскрывать? А справку о смерти можно получить только в судмедэкспертизе. Далее надо идти в ЗАГС за свидетельством о смерти. Одежду, гроб, венки покупают в ритуальном агентстве. Нужно всё сделать в одном месте.

Позицию Козырева другие участники похоронного бизнеса объясняют тем, что у муниципального предприятия есть собственный морг. После принятия названного ранее ведомственного документа учреждение немалую часть времени пустует. Тем не менее, оспаривать то, что получать все услуги в «одном окне» удобнее, было бы глупо.

Руководители других новгородских ритуальных агентств убеждены, что причину смерти должны устанавливать профессионалы.

– У нас очень много криминала, – констатирует Оксана Тихаева, директор фирмы «Новгородский похоронный дом». – Поэтому насколько мы можем быть уверены, что смерть даже пожилого человека носит ненасильственный характер? Брать на себя ответственность за диагноз, в котором можно оказаться неправым, никто не станет. Я за то, чтобы всё было законодательно правильно.

Руководитель агентства «Лэнд» Владимир Орлянкин нашёл предпосылки к введению практики судмедисследований тел всех умерших в недалёком прошлом нашей страны:

– В середине 90-х годов начали пропадать собственники недвижимости, особенно пожилые, и причины смерти выписывались и работниками поликлиник, и работниками скорой помощи, – вспомнил «лихое» время Орлянкин. – В конце концов, прокуратура добилась того, чтобы причину смерти всех умерших в Новгороде определяли в судмедэкспертизе.

Чего «добилась прокуратура»

Порядок, по которому трупы отправляются на исследование, определён ведомственным документом, принятым правоохранительными органами Новгородской области на одном из координационных совещаний (24 апреля 2013 года). «В соответствии с постановлением, лица, умершие на дому, подлежат направлению в СМЭ для установления наличия или отсутствия телесных повреждений, в целях исключения криминальных причин смерти», – сообщили по этому поводу в прокуратуре региона. Уточняется, что вскрытие проводится только при наличии оснований полагать, что смерть носила насильственный характер.

В бюро судебно-медицинской экспертизы нам пояснили, что практика носит общероссийский характер. «При смерти лиц вне стационара, независимо от территориальной принадлежности, осмотр трупа производит сотрудник правоохранительных органов, который составляет, в том числе и направление для судебно-медицинского исследования трупа. Производство экспертизы трупа предусматривает проведение внутреннего исследования трупа и его частей с обязательным вскрытием полости черепа, грудной и брюшной полостей с извлечением и исследованием всех внутренних органов. Оформление медицинских свидетельств  о смерти врачами амбулаторно-поликлинических отделений в подобных ситуациях запрещены», – говорится в ответе на запрос редакции. Избежать исследования тела можно при отсутствии направления на него. Но часто ли бывают такие случаи?

А, между тем, отделения СМЭ есть не во всех районах Новгородской области. На территории региона работают семь межрайонных и районных судебно-медицинских отделений, которые обслуживают также и соседние районы. Например, если покойника из Марёвского района направляют на исследование, его приходится везти в Валдай, из Мошенского – в Боровичи и тд. Предусмотрены, правда, и выезды сотрудников судебно-медицинских отделений из одного райцентра (где расположено отделение) в другой (где его нет).

Недовольство ситуацией уже дошло и до главы региона. На следующей неделе в доме советов обсудят существующий порядок получения справок о смерти. Пока же можно констатировать, что при предусмотренной законодательством возможности отказа от вскрытия избежать его практически невозможно. Мотивация правоохранительных органов понятна, но и поголовное направление тел всех умерших в судмедэкспертизу очень похожа на какой-то перегиб.