ЕГЭ: 10 лет спустя...

«Ваши новости» не смогли пройти мимо такой горячей темы как ЕГЭ. И, хотя Великий Новгород не был замечен в серьезных скандалах, в отличие, скажем, от южных регионов, где еще будут разбираться с учителями и высокопоставленными чиновниками, торговавшими ответами к КИМам и решавшие за детей задачи, для наших 3000 школьников и как минимум 6000 их родственников эта тема весьма актуальна. В частности, мы выяснили, сколько берут репетиторы за подготовку к Единому госэкзамену в Великом Новгороде, а также отношение новгородских экспертов от образования к ЕГЭ.

ЕГЭ-базар

На днях новгородские школьники сдали последние экзамены: по географии и литературе. А вплоть до 19 июня будут сдавать ЕГЭ в резервные дни те, кто не справился с экзаменами по каким-либо причинам с первого раза.

Для информации: впервые область приняла участие в ЕГЭ в качестве эксперимента в 2002 году. А уже с 2003 выпускники школ начали сдавать экзамен, выражаясь официальным языком, - в штатном режиме. А что мы имеем сегодня, 10 лет спустя? Одни называют ЕГЭ базаром (за «утечку» ответов платят немалые суммы, а педагоги за увесистые гонорары готовы решать тесты за школьников), другие - концом российского образования (за якобы снижающийся уровень образования). Так ли страшно ЕГЭ, как о нем говорят с телеэкранов и рассказывают в прессе?

Руководитель департамента образования, науки и молодежной политики Новгородской области Анатолий Осипов:

- ЕГЭ как форма контроля – не есть плохо. Ребята, которые усердно трудились в школе, получают хорошие результаты на экзаменах. Другой вопрос в том, что мы видим у школьников правовой нигилизм. Даже расписываясь в документе о том, что они ознакомлены с правилами поведения на ЕГЭ, все равно приносили телефоны, за что их работы не просто аннулировались, но еще и лишались права пересдачи ЕГЭ в этом году. Был случай, когда два выпускника прошлых лет, придя на ЕГЭ и узнав, что телефоны придется сдать, просто не стали писать экзамен, а развернулись и ушли. На что они рассчитывали?

Мы должны научить детей трудиться и радоваться любым результатам. Для этого есть все условия. Вот в этом году у нас больше, чем в прошлом, ребят смогли написать ЕГЭ на 100 баллов. Мы ими очень гордимся!

Зав. отделом общего образования городского комитета по образованию Наталья Желтышева:

- В ЕГЭ есть свои минусы и плюсы. Хорошо, что выпускник по результатам ЕГЭ может по-дать документы сразу в несколько вузов. Результат должен быть достойным, и для получения такого результата все силы выпускников и учителей уходят на несколько предметов: русский язык, математика (без них аттестат не получить) и плюс те предметы, которые необходимы для поступления в желаемый вуз. Есть опасность, что другие предметы уйдут на второй план, знания по ним будут поверхностными, потеряется их значимость.

Думаю, что кроме ЕГЭ должны быть другие формы контроля, должен быть выбор этих форм. Надеюсь, ситуация изменится, когда наши дети начальной школы, обучающиеся уже по новым Стандартам, доучатся до 11 класса. В стандартах заложено требование не только к предмет-ному результату, но и метапредметному, следовательно, контроль должен быть иным, умения другие должны проверятся в школе. И сейчас в школах над этим много работают.

Многие говорят о «натаскивании» выпускников на тестовые формы при подготовке к ЕГЭ, с чем не совсем согласна. Если есть система в знаниях предмета, отработаны в течение школьных лет практические навыки, то и на тесты не надо натаскивать. Не надо забывать, что кроме тестов в экзаменационной работе почти по всем предметам есть часть, в которой выпускник демонстрирует навык работы с информацией, умение увидеть проблемы, изложенные в предложенном тексте, изложить свою точку зрения, аргументировать. Научить понимать текст, излагать свои мысли сложнее и важнее, чем научить работе с тестом.

Начальник управления по работе с абитуриентами, профессор НовГУ Феликс Груздев:

- Я по образованию физик, и сейчас веду лекции у студентов в НовГУ. Если сравнивать уровень знаний нынешних школьников, и тех, что приходили лет 10 назад, могу сказать, что он сильно отличается. Школьники сейчас не знают зачастую элементарных вещей. В математике они не знают тригонометрические формулы, различные преобразования. Если же говорить о гуманитарном направлении, то там преподаватели жалуются на то, что новоиспеченные студенты не могут выразить свои мысли связно и грамотно, я уже не говорю о том, что пишут с такими грамматическими ошибками, что диву даешься.

Сама идея ЕГЭ, когда он вводился, была хорошей (мы впервые приняли в нем участие в 2002 году). Во-первых, учитель перестал ставить оценку самостоятельно, как это было раньше, вместо этого ввели единый критерий оценки. Во-вторых, зная результаты ЕГЭ, можно было дойти до каждого класса и каждой школы, и выяснить, почему тот или иной раздел предмета школьники знают плохо. Это был инструмент для работы органов образования. А сейчас в этом плане ЕГЭ носит чисто формальный характер. Никто же не интересуется, почему в 11 классе школьник не знает тот или иной раздел по предмету, хотя ЕГЭ позволяет это выяснить. Плюс к тому оценка работы администрации области, и если идти дальше, то и оценка работы учителей, и зарплата их соответственно, связана с результатами ЕГЭ, – чего никак не должно быть. В результате мы получаем не изучение фундаментальных моментов, а натаскивание на конечный результат.

Но и сейчас, и тогда я относился к ЕГЭ отрицательно: не все можно свести к тестированию. Если физику, математику, химию можно, то русский язык, литературу или ту же биологию – сложно. Раньше писали выпускное сочинение, где проверялось и умение изложить мысли, и логика мышления, и грамматика, а сейчас для выпускников сложноподчиненное предложение, причастия – сложный лес.

К вопросу об утечке ответов. Я являюсь членом ГЭКа, и систему знаю хорошо. Чиновники, директора школ и заучи в Новгородской области к Кимам отношения и доступа не имеют. Но надо сказать, что нарушения были всегда, просто сейчас об этом больше говорят. И у нас были, только другого плана. Например, в 2002 году в Холме у нас был случай, когда 2 или 3 экзаменационные работы были одинаковыми с точностью до запятой. Уже тогда я говорил о том, что за нарушения нужно наказывать школьников и учителей. В этом году ГЭК начала жестко наказывать тех, кто попался с телефонами. Может на следующий год таких нарушений будет меньше. Но, положительное в ЕГЭ тоже есть – это единый измеритель знаний по все России. Но вот, что будет с образованием, если не примут кардинальных мер? Плохо будет, конечно.

На Западе удивляются тому, зачем наши учащиеся пишут шпаргалки. Ведь там работодатель оценивает человека по знаниям, а у нас до сих пор по знакомству. Пока не изменится менталитет и школьник не поймет, что знания нужны ему, а не папе с мамой, ничего у нас не изменится.

Председатель комитета по образованию администрации Великого Новгорода Светлана Матвеева:

- Я не скажу, что ЕГЭ – это плохо, но и не скажу, что хорошо. Есть свои нюансы. Также я бы не стала говорить, что современные дети плохо знают предметы. Не имея базовых знаний, человек не напишет ЕГЭ. К тому же, я считаю, что независимая экспертиза и оценка знаний ученика и работы учителя, чем отчасти является ЕГЭ, нужна. Это я говорю как чиновник. Другой вопрос – для детей с неустойчивой нервной психикой сама процедура сдачи ЕГЭ является сложной.

Другая проблема – количество студентов, которые отсеиваются после первой сессии. Это что, показатель того, что ребенок ничего не знает? Нет! И в случае, когда вузы ругают качество подготовки школьников, мне кажется, преподавателям можно посоветовать одно: они должны постараться видеть школьника таким, какой он есть, а не ждать одних гениев среди студентов.

Что же касается разговоров о том, что ЕГЭ является критерием оценки работы педагога и его зарплаты: роль ЕГЭ в данном случае очень мала. Система стимулирования складывается из очень многих факторов. И ЕГЭ в данном случае - лишь один из 30-40 существующих критериев оценки.

Учитель одной из новгородских школ, пожелавший не называть свое имя:

- Я преподаю уже 15 лет и могу сказать с уверенностью, что ЕГЭ необходим. На мой взгляд, на простых экзаменах было куда больше нарушений. Учитель мог на том же сочинении подсказать или указать на ошибки. С другой стороны я могу предположить, почему больше всех о вреде ЕГЭ говорят представители вузов: просто их отлучили от кормушки. Если раньше они легко могли получить взятку с абитуриента, то теперь это сделать сложнее.

Другое дело – сохранность ответов к КИМам. Я думаю, проще было бы создать для каждого региона свои варианты. К тому же сейчас не исключается и такой вариант утечки информации – из так называемых труднодоступных районов страны, куда варианты тестов направляются раньше. Или можно сделать для всех общие варианты, скажем штук 100, выложить их все в сеть и пусть школьники прорешивают, готовятся. А уже к началу экзамена будут узнавать номер варианта. При таком раскладе главное для наблюдателей будет отследить, чтобы школьники не пользовались шпаргалками. Телефоны-то запретили, а вот некоторые «гаджеты» еще приносят на экзамены. Насколько я знаю, сейчас за весьма условную сумму (около 2 тысяч рублей) в одном из магазинов компьютерной техники продаются часы, имеющие USB-порт. Через него школьники закачивают с компьютеров шпаргалки, на самые, казалось бы, обычные наручные часы.

Арифметика ЕГЭ

Один из выпускников прошлого года Алексей А. (по иронии судьбы он теперь рядовой российской армии: парень пытался поступить по специальности «машиностроение» в НовГУ, но ему не хватило баллов) признался «Вашим новостям», что сдал 3 предмета из 4 на «хорошо», один – обществознание, к которому готовился самостоятельно - на «троечку». Подготовка к ЕГЭ с репетитором стоила молодому новгородцу порядка 9000 рублей. При этом он занимался 2,5 месяца по три раза в неделю, каждое из занятий стоило 300 рублей. И это, надо сказать, еще не самые высокие расценки в городе, некоторые школьники выкладывали за каждое индивидуальное занятие с педагогом до 500 рублей.

Разумеется, можно было выбрать и более экономичный вариант - подготовительные курсы. В этом случае занятия уже напоминали школьные (когда педагог занимается  с группой школьников), а не индивидуальные.

Фото: prosvpress.ru, sdalna100.ru, videoege.ru, novved.ru

Коллаж: Людмила Чугунова